Назад к книге

Чокнутый этикет, или Двадцать три поучительные истории, от которых кровь стынет в жилах, от Васи Булкина из шестого «Б»

Александр Блинов

Тот, кто прочитает все двадцать три истории Васи Булкина, в зеркале себя не узнает! Преобразится вмиг – радикально, кардинально и бесповоротно. Если ходил с грязными ногтями, то и дело шмыгая носом, – станет чистеньким и опрятным. А тот, кто расталкивал всех локтями и никогда не придерживал двери, получит гордое звание Мистер Галантность. Ну, вы поняли, да?

Не так-то просто разобраться в мудрёных и противоречивых правилах этикета. Каждая история из этой пёстрой коллекции смешна и печальна, полезна для жизни и совершенно бессмысленна, совсем-совсем проста и очень-очень сложна. В общем, «Чокнутый этикет» – занятная и хитрая книжка, как ни крути!

А чего ещё ждать от столь незаурядного писателя, как Александр Блинов, известного своими собственными преображениями? Сначала он, как многие из нас, родился. Случилось это в 1955 году, а уже совсем скоро мальчик понял, что должен конструировать ракеты. И научился этому в университете! Потом ему наскучили даже летательные аппараты, и он превратился в художника-графика, архитектора и детского писателя. А мы и рады!

Залихватские миниатюры Александра Блинова «учат плохому», подобно «Вредным советам» Григория Остера, и наследуют традициям ОБЭРИУтов и журнала «Трамвай». Проиллюстрировала эти истории Екатерина Тихова, уже известная читателям издательства «КомпасГид» по книгам «Нетерпеливые истории», «Синьорина Корица» и «Заговор Флореса».

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Александр Блинов

Чокнутый этикет, или Двадцать три поучительные истории, от которых кровь стынет в жилах, от Васи Булкина из шестого «Б»

Самой гадкой собаке на свете, Жаре Марковне Гоцман – ушастой дратхаарихе, которая постоянно врёт, не слушается, подлизывается, лает, спит где попало, жрёт носки, тапочки, туфли, ботинки и портмоне с деньгами, – с любовью посвящается!

Мальчик, который всё время зевал

Да, был такой мальчик Вася, который всё время зевал. Везде зевал: на скамейке в парке, на уроке, в кинотеатре, за едой зевал и даже во сне. Спит Вася и зевает!

Поэтому, естественно, Васе в рот чего только не попадало.

Всё попадало!

И соседская собака Жучка, и милиционер Семёнов – младший лейтенант, и дворник Фарид, и Петькин велик, синий с красным седлом, попал. А однажды даже кот Фёдор соседки Андроники Арнольдовны завалился. И теперь, когда Вася поднимался по лестнице, а жил он как раз над Андроникой Арнольдовной, этот кот Фёдор начинал печально мяукать и скрестись у Васи в животе. А Андроника Арнольдовна выскакивала каждый раз на лестничную площадку в халате и бигуди и кричала:

– Кис-кис-кис… Кис-кис-кис, мой Феденька! Да какой же злыдень тебя уволок! Мальчик, ты такого котика рыженького не видел?!

– Не-а-а-а-а… – мотал головой из стороны в сторону Вася и сопел: – Ни в жизнь…

А Вася уже не мог остановиться! Потому что для кота Фёдора нужны были мышки, для милиционера Семёнова с полосатой палкой – водители-нарушители: «Внимание, жигули синего цвета, прижимаемся к обочине, повторяю…», а для дворника Фарида в брезентовом фартуке – сухие опавшие листья. Опавшие листья дворник Фарид мёл к бордюру в животе Васи своей жёсткой жэковской метлой: вжик, вжик, вжик, вжик…

– …Слюшай, какой хороший листа в Москве уродился… – напевал Фарид: вжик, вжик, вжик, вжик…

Короче, скоро Вася полгорода слопал с этим своим дурацким зеванием. И тогда обеспокоенные жители решили разрезать Васе живот. А Андроника Арнольдовна, та самая, чей кот Фёдор сидел в Васькином животе, к тому же случайно оказалась главным хирургом местной больницы. И с удовольствием это и сделала своим большим любимым брюшистым скальпелем. Продезинфицировала в автоклаве и… бемц!

И оттуда, из Васи, всё и повылезало, что Вася заглотил. И кот Фёдор Андроники Арнольдовны – тоже!

А рот Васе, от греха подальше, зашпилили бельевыми прищепками: пять разноцветных пластмассовых прищепок made in China[1 - Сделано в Китае (англ.).], одна красивее другой! Так Вася и ходил. Даже похудел немного: с прищепками есть не очень-то