Назад к книге

Жизнь и приключения Мани Безымянной. Книга 1. Звезда и крест

Нина Гравицкая

Действие книги «Звезда и Крест» происходит в конце 19 века в Одессе, южной столице Российской империи. В городе еще нет электричества, водопровода, канализации. Зато пышным цветом расцветают невежество, социальная несправедливость, религиозная и национальная нетерпимость. Здесь, на территории больничного двора, появляется на свет девочка, которую в метрической книге из-за прочерка в графе «отец» назвали Безымянной. На ее долю выпала удивительная судьба, полная необыкновенных событий и приключений, которые изменили не только ее собственную жизнь, но и жизнь ее родного города. По воле случая Маня Безымянная попадает в мир другой реальности с невиданными возможностями, основанный на иных духовных ценностях, чем её собственный мир и значительно превосходящий его по уровню цивилизации. Она восхищается всем, что видит в этом мире, но в Одессе остались ее родные и она возвращается домой. Однако узнав, что ее друзьям из Неведомого мира грозит опасность, она не колеблясь бросается им на помощь.

Нина Гравицкая

Жизнь и приключения Мани Безымянной. Книга 1. Звезда и крест

Нина Гравицкая

ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ

МАНИ БЕЗЫМЯННОЙ

Книга первая

ЗВЕЗДА И КРЕСТ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Посвящается светлой памяти моего отца,

Лобачёва Василия Григорьевича

Глава 1

Знакомство со странным мальчиком

Прямо перед Маней на куче дров сидел какой-то странный мальчик. Она готова была поклясться, что еще минуту назад его здесь не было. Странность мальчика заключалась в том, что выражение его глаз, по-взрослому спокойно и немного насмешливо смотрящих на нее, никак не соответствовало его возрасту. На первый взгляд ему было лет двенадцать, не больше. Но его глаза заставляли усомниться в этом. И это было очень необычно и странно. Мальчик был почти с неё ростом, разве что чуть выше и более крепкого телосложения. Одет он был в коричневую с бахромой курточку и такого же цвета брюки, заправленные в ладные плетёные сапожки. На голову была надвинута шляпа с небольшими полями, из которой не без кокетства выглядывало перо какой-то диковинной птицы.

– Вы кто, мальчик? – немного оробев, спросила девочка. – Как вас зовут?

– Я – Гимли. А почему ты плачешь, девочка?

Маня смущенно потупилась. Она не любила, когда кто-нибудь видел ее слабости. Здесь, в самом конце больничного двора, за большим сараем, где хранился запас дров на зиму и где редко кто появлялся, девочка чувствовала себя в полной безопасности от чужих глаз. Сюда она прибегала выплакать свои детские слезы и обиды. И вот ее место занято, а секрет раскрыт.

Никогда никому она не смогла бы раскрыть причину своих слез. Даже маме. Хотя маме в первую очередь. Она знала, что мама не сможет ей помочь, и только будет плакать тайком от жалости к дочери и от бессилия ей помочь.

Но неожиданно для себя, Маня с удивлением почувствовала, что присутствие взрослого мальчика совсем не смущает её и, не стесняясь, ещё больше расплакалась.

– Понимаете, мальчик, Лизавета Кристовна пригласила меня на именины Ленчика. – И что же здесь плохого? Если ты не хочешь идти, то можешь просто остаться дома.

– Что вы, мальчик, я очень-очень хочу пойти, – тяжело вздохнула девочка. – Но Лизавета Кристовна сказала, что все гости должны придти в костюмах. Понимаете?

– Это как? – Ну, наряженные Снежной Королевой, или Красной Шапочкой, или еще кем-нибудь. Она ведь знает, что у меня нет никакого костюма, и поэтому придти я не смогу. – Зачем же она тогда тебя пригласила?

– Ей дядя Аркадий, папа Ленчика, велел меня пригласить. Понимаете, Ленчик – это мой самый-самый большой друг. Но Лизавета Кристовна, его мама, не хочет, чтобы он со мной дружил, вот и придумала маскарад. – А почему она не хочет, чтобы её сын с тобой дружил? По-моему, ты хорошая девочка.

– Потому что мы с мамой бедные и евреи, – тяжело вздохнула Маня. Гимли удивленно поднял брови.

– А что это такое – быть бедным и евреем? Что вы такое с твоей мамой сделали? – А вы разве не знаете? – озадаченно посмотрела на него девочка. – Быть бедной – это не иметь красивого платья и игрушек. Это когда ходят пешком, а