Назад к книге

Черный аббат. Мелодия смерти

Эдгар Ричард Горацио Уоллес

Игра только начинается

Над родовым поместьем Челмсфордов сгущаются тучи. То и дело в окрестностях замка является таинственная и мрачная фигура в черной рясе. Говорят, что это призрак Черного аббата… Когда-то, несколько веков назад, лорд Челмсфорд, предок нынешнего хозяина, приказал убить монаха. А теперь в фамильном замке начинают происходить загадочные и пугающие события. Неужели легенда о Черном аббате – быль? («Черный аббат»)

Джордж Уоллис и его дерзкая банда виртуозов-взломщиков держат в страхе весь Лондон. Несгораемые шкафы и сейфы не останавливают грабителей, которые справляются с любыми секретными механизмами и похищают деньги и драгоценности, не оставляя следов. Все попытки полиции поймать преступников безрезультатны. Но появляется он – мистер Х., который ловко и хитро вмешивается в дела Уоллиса. Главарь банды в растерянности… Кто перед ним – верный союзник или опасный враг?… («Мелодия смерти»)

Эдгар Уоллес

Черный аббат. Мелодия смерти

Романы

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2021

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2021

Черный аббат

Глава 1. Лорд Челмсфорд и его замок

Лакей почтительно ждал, пока человек, сидевший за массивным письменным столом, пересчитывал и сортировал банкноты. Солидный стальной сейф, из которого владелец вынул деньги, был забит купюрами разного достоинства.

– Томас!

– Да, милорд!

– Вот что, Томас, – рассеянно повторил человек с бледным лицом и нервными телодвижениями.

– Да, милорд, я слушаю.

– Вложи деньги в конверт. Да не в тот, бестолковый, а в серый. Адрес написал?

– А как же, милорд! «Герру Любичу, Лейпциг, Франкфуртер-штрассе, 35».

– Запечатай и опусти в ящик. Мистер Ричард у себя?

– Нет, милорд, он вышел час назад.

– Куда? Не знаешь? – вяло поинтересовался Гарри Алмсфорд, лорд Челмсфорд в восемнадцатом поколении, и сонно зевнул.

Это был мужчина лет тридцати, худощавый и анемичный, как многие люди, проводящие значительную часть своего времени за кабинетной работой. Его иссиня-черные волосы еще больше оттеняли нездоровый цвет лица, а глаза казались воспаленными от книжных занятий.

Библиотека, в которой сидел лорд, помещалась в огромном зале с высоким потолком и галереей, занимавшей три стены, с узкой винтовой лестницей в одном из углов. От пола до потолка стены были заставлены книжными шкафами, и лишь над большим камином имелось свободное от книг пространство – там висел написанный маслом портрет молодой привлекательной леди, изображенной в полный рост.

Достаточно было один раз взглянуть на лорда Челмсфорда и даму на картине, чтобы убедиться, что они – близкие родственники. Действительно, это была мать милорда Гарри: те же тонкие и немного нервные черты лица, черные волосы и глубоко посаженные карие глаза. Кроме портрета никаких полотен в библиотеке не было.

Лорд неспешно встал из-за стола, подошел к холсту и воззрился на него. Он обожал это произведение и любовался им поминутно. Он считал его настоящим сокровищем живописи и не раз говорил, что весь роскошный родовой замок Челмсфордов не более чем рамка для портрета графини.

Лакей Томас Янг в черной ливрее, с напомаженными волосами, снова появился на пороге.

– Так я пойду с письмом, милорд?

– Да, – рассеянно отозвался Гарри Алмсфорд, но как только слуга неслышной поступью направился к двери, он окликнул его. – Подожди!

– Что-то еще, милорд? – обернулся тот.

– Я случайно слышал ваш с Филлингом разговор, когда сегодня утром вы проходили под окнами библиотеки…

– Он рассказывал мне про Черного аббата.

Бледное лицо лорда искривилось гримасой. Упоминание о Черном аббате заставило сердце мистера Гарри тревожно забиться. Он нахмурился, и в глазах его сверкнул злобный огонек.

– Знаешь, Томас, – сжал он кулаки. – Мне надоело изо дня в день выслушивать эту ерунду. Заруби себе на носу и передай всей прислуге: если хоть кто-то впредь упомянет про Черного аббата и начнет распространять эти слухи, то будет немедленно уволен с плохим отзывом. И я позабочусь, чтобы больше его никуда не приняли на службу.