Назад к книге

Флориендейл. Одна из них

Катерина Ромм

Когда пятнадцать лет назад беженцы с Поверхности захватили Флориендейл, стихийная магия исчезла и последняя королева сдалась под напором демократии. На месте руин и пепелищ революции возникло новое современное государство: Соединённая Федерация.

Двойняшки Мари и Кассандра живут на окраине Федерации и мечтают о будущем после школы. Остаться в маленьком посёлке или уехать в город – выбор только за ними. Но однажды на пороге их дома появляется служба госбезопасности и арестовывает Мари…

Кассандра немедленно отправляется на поиски сестры. Куда увезли Мари и в чём её обвиняют? Где искать справедливость? Мир за пределами посёлка оказывается совсем не таким, как думала девушка. Кто-то будет готов ей помочь, а кто-то лишь запутает след. И когда Кассандра наконец узнает правду, сможет ли она её принять?

Катерина Ромм

Флориендейл. Одна из них

Пролог

А помнишь, как всё было раньше?

Эстель открыла глаза. Туман.

– Я помню, – прошептала она, вытянула руку и постаралась нащупать хоть что-нибудь в густом белом облаке. За молочной пеленой скользили тени. Они были повсюду – справа, слева, за спиной. Куда же ей идти?

Эстель закружилась на месте и чуть не столкнулась с высоким мужчиной. «Отец», – подумала она в первое мгновение, но это был всего лишь магистр Эдриан.

Он улыбнулся ей сквозь рыжую бороду, наклонился и протянул руки. Эстель шагнула навстречу – она едва доставала ему до пояса. Первый магистр подхватил Эстель и посадил себе на плечи. От него приятно пахло чернилами.

– Господин Эдриан? – позвала Эстель, и собственный голос показался ей чужим, таким он был тоненьким и звонким. Магистр не ответил.

Эстель потёрла лицо, чтобы избавиться от жжения в глазах. Коварный туман просачивался сквозь пальцы и кусал её за щёки. И когда она отняла ладони, всё вокруг переменилось. Господин Эдриан исчез, а Эстель опять оказалась посреди молочного облака. Туман расступился, выпуская на авансцену новые фигуры.

А помнишь, как было?..

Эстель узнала очертания просторного зала и пышно украшенные ели. Это был бал – зимний выпускной бал в Манольском университете, и Эстель кружилась в танце, подхваченная за талию кавалером, чьё имя давно стёрлось из её памяти. Карусель сияющих звёзд и гирлянд, драгоценностей, ярких нарядов и маскарадных костюмов отражалась в высоких зеркалах и сливалась перед глазами в сплошную цветную массу. Эстель танцевала безупречно, не делая ни единой ошибки в сложных па, и даже не заметила, что музыки не слышно, что туман поглотил всё. Серый едкий туман.

А помнишь, как?..

Однако зал растворился, и Эстель снова осталась одна. Опустив глаза, она коснулась складок своего свадебного платья и атласных лент в цветах Флориендейла: сочных зелёных, огненно-красных, серебристо-серых и лазурных. Пышные юбки тонули в тумане; он поднимался вверх, заключая Эстель в огромную дымчатую чашу. Она в ловушке!

Но тут кто-то тронул её за плечо, и Эстель облегчённо выдохнула, увидев Николаса. Она зря переживала: он пришёл, всё хорошо. Волнительно, – её колени дрожали, – но как же хорошо! Нико наклонил голову, поцеловал Эстель и шепнул несколько слов; она не расслышала, однако всё равно кивнула, словно сама уже не управляла своим телом. Они двинулись вперёд. Шаг, ещё шаг, стена тумана приближалась. Ещё один шаг… Эстель замерла, не решаясь прикоснуться к зыбкой субстанции, но Нико не остановился – и вдруг, выпустив её руку из своей, пропал в клубящемся тумане. Она вскрикнула и бросилась за ним – отважно шагнула сквозь серую пелену. Горячий воздух тут же обжёг лицо.

А помнишь?

– Я помню… – выдавила Эстель и закашлялась.

Какофония звуков разорвала тишину: над городом разливался тревожный колокольный звон, и за окнами кричали люди.

– Просыпайтесь, миледи! Ну же, миледи… очнитесь!

– Ангел, только не это… – простонала Эстель, приходя в себя.

Это был всего лишь очередной сон – один из тех, что так часто снились ей в последнее время; сладкое глупое наваждение. Теперь призрачное одеяло дрёмы спало, обнажив её несчастное существо перед жестокой реальностью. Не вставая с постели, Эстель огляделась и с уди