Назад к книге

Инженеры и мистики. История не о корабле

Борзова

Вчерашняя японская школьница узнаёт, что является одной из семи интервентов, путешествующих в прошлое и меняющих ход разных исторических событий. На этот раз им предстоит интервенция в 1913 год на легендарный лайнер «Могучий», затонувший в водах Атлантического океана. История, имевшая сказочный зачин, обращается размышлениями о человечности, времени и поиске собственной сути.

Содержит нецензурную брань.

Борзова

Инженеры и мистики. История не о корабле

Invitation

If you are a dreamer come in

If you are a dreamer a wisher a liar

A hoper a prayer a magic-bean-buyer

If you're a pretender come sit by my fire

For we have some flax golden tales to spin

Come in!

Come in!

    Ш. Сильверштейн

1

Жажда – самое убедительное доказательство существования воды.

    Ф. Верфель

Сорано испытывала щемящую грусть, стоя в коридоре кафе, который жадно ловил отзвуки болтовни посетителей. Ощущение конца всего терзало её много месяцев, и теперь Сорано отчётливо понимала: пришло время прощаться. Но что же ей предстояло потерять? И как она справится с грядущими переменами? Прислонившись спиной к прохладной стене, она ждала того, кто мог бы внести ясность в её странное положение. Человек этот не заставил долго себя ждать, и Сорано почувствовала облегчение, завидев его знакомые, вечно улыбающиеся глаза. Он был светел и спокоен, как тогда, когда они виделись в последний раз. Но когда же это было и было ли вообще? Она потупилась – сущность этого человека всегда необъяснимым образом сказывалось на его облике. Улыбнувшись своим мыслям, девушка приветствовала приближающегося к ней молодого человека в защитном. Высокие сапоги его были измазаны засохшей грязью, как и колени брюк-галифе. На правой штанине у колена зияла дыра.

– Милитари? – просто спросила она, окинув взглядом его одежду.

Здравый смысл подсказывал ей, что подобный вопрос вторичен для первого за много лет её к нему обращения, но Сорано чувствовала, что ее нынешнее состояние вряд ли можно измерить такими категориями, как порядок и нормальность.

– Оданго? – парировал собеседник, прикасаясь к её собранным в два пучка волосам, из которых торчали выбившиеся прядки.

Они еще с минуту вглядывались в лица друг друга, пытаясь отыскать то знакомое, что оба сразу распознали друг в друге. Затем Второй наклонился к Сорано с высоты своего внушительного роста и коснулся теплыми губами её губ. От него пахнуло травой и мокрой землей.

– Привет, Третья. Признаться, из тебя получилась симпатичная девчонка, – сказал он, почти не отстранившись, так что она могла чувствовать его дыхание у себя на лице.

Это не было поцелуем любовников, может, потому Сорано совершенно не смутилась. Затем они обнялись, тоже без всякой неловкости. Подобные человеческие радости нечасто случались с Сорано – она очень опасалась быть неверно понятой. В особенности её заботило мнение симпатичных молодых людей, каковым и представлялся ей сейчас Второй.

– Вот так идиллия. Здравствуй, Третий, – услышала Сорано.

Обернувшись на голос, она увидела долговязого мужчину в отлично подогнанном костюме-тройке и затейливой маске кролика. Кроличьи уши торчали в разные стороны, а край одного из них, видимо, обгорел. Обут мужчина был в блестящие черные туфли невероятно большого размера. Сложив руки на груди, он оценивающе глядел на Сорано сквозь прорези маски холодными, почти бесцветными глазами. У неё отчего-то не вызвало никакого сомнения то, что такое поведение было вполне в его репертуаре, поэтому она даже не подумала обидеться.

– Третья, Первый, – исправил Второй человека в маске. – Но вообще-то, мы можем звать её Сорано. По-моему, красивое имя. Как думаешь?

Долговязый хмыкнул.

– ???… ??—??? ?????[1 - Твоё имя – Гавриил Старшов?] – имя Второго, вдруг возникшее в её голове, показалось ей странным. Раньше его звали иначе, подумала она. Как, впрочем, и ее.

– ??, ????[2 - Ага], – кивнув, ответил тот. – Но семья и друзья звали меня Гаша. Значит, и ты можешь.

При встрече Сорано не придала значения тому, на каком языке они с Гашей приветствовали друг друга. Сейчас же она озадачила