Назад к книге

Папа

Павел Манылов

На стыке двух тысячелетий, в одном из областных центров живет обычный парень Костя Счастливцев. Заканчивая учебу в институте, он мечтает во что бы то ни стало выйти из социального круга своих родителей – врачей. Он презирает отца за пьянство, нежелание меняться в новых условиях. Чтобы достигнуть своей цели, он начинает пробовать себя в бизнесе. Попросив у отца старенький автомобиль, он начинает ездить по области в качестве торгового представителя коммерческой фирмы. Отец помогает ему. Костя чувствует себя обязанным и помогает отцу на «скорой» и со временем начинает по-другому относиться к профессии врача. Главный герой оказывается в самой гуще событий и противостояний элит своего города. И снова, чтобы выбраться из всех передряг, ему помогает папа.

Содержит нецензурную брань.

Павел Манылов

Папа

Часть 1. Костя

Глава 1.1

Костя любил этот огромный полированный стол и подолгу мог сидеть за ним или часами ходить вокруг, обдумывая «стратегии». Так он называл главные моменты в своей жизни, которые нужно непременно «обсосать» со всех сторон. Однажды родители-врачи, заметив, как он кружит у стола по нескольку часов, отвели его к психиатру. Испугались, что у сына проблемы с психикой. Но у Кости проблем не было, он просто ходил и думал, по пути лопая печенье из вазочки на столе. Думал обо всем, что ему казалось жизненно важным и решало его судьбу.

Став старше, он чаще сидел за этим столом, заваленным какими-то бумагами, книгами, разными ненужными вещами. Стол расчищался несколько раз в год, когда к родителям приходили гости, и он раздвигался, покрывался белой скатертью и сервировался для очередного праздника.

Сейчас Костя сидел за столом и, запрокинув голову, напряженно всматривался в красный ромб люстры. Было утро, но шторы закрывали окна, и комната освещалась единственной лампой. Свет был тусклым, Костю это раздражало и не давало сосредоточиться над текстом в развёрнутой газете, занимавшей почти половину стола. Напротив с точно такой же газетой сидел его друг Иван, он хаотично перелистывал страницы и прихлёбывал чай из стоящей рядом большой белой кружки.

– По-моему, мы занимаемся какой-то ерундой. – Иван пролистал «Из рук в руки» до конца и сложил газету.

– Это не ерунда. Это газета, в которой миллион людей хотят что-то купить, а другой миллион – продать. Я не думаю, что много нашлось тех, кто встал в шесть утра, купил свежую газету и сидит над ней, как мы. – Костя опять посмотрел на люстру. – Сейчас только сделаю нормальный свет, и начнем сверяться. Ты смотри тех, кто продает, а я буду тех, кто покупает.

– Ладно, как скажешь. – Ваня нашел в газете свой раздел и, взяв карандаш, начал штудировать объявления.

Костя поднял голову и завороженно смотрел на кусок стекла, рассеивающий слабый свет от единственной сорокаваттной лампочки. Снаружи на люстре не было пыли. Убираясь в комнате, Костя доставал шваброй до люстры и кое-как протирал. Но внутри все было покрыто пылью вперемешку с засохшими насекомыми. Свет, потеряв всякую надежду вырваться наружу, радовал лишь очередную муху, попавшую в эту ловушку.

– Доброе утро, мальчики.

Костя отвлекся и оглянулся. Мама, уже в пальто, стояла в дверях, держа в руках большой шерстяной платок и белую вязаную шапку.

– Привет, мам, – он подошёл и поцеловал ее в щеку, – дай мне тряпку, хочу люстру протереть.

– Надо же, не прошло и года… Возьми сам в ванной. Кстати, вы учиться сегодня собираетесь?

– Конечно, Наталья Борисовна, нам сегодня к третьей паре. А сейчас у нас тут небольшой бизнес. – Иван приподнял газету, показывая, чем они занимаются.

– Понятно… – Наталья Борисовна скептически улыбнулась и удалилась.

Костя вышел за мамой в прихожую.

– Сынок, на плите макароны по-флотски. Только отцу оставьте. Он с суток придет, пусть поест.

– Хорошо, мам, – Костя закрыл за мамой дверь и вернулся в комнату.

Он поставил табурет на стол, забрался на него и, чуть покачиваясь на шаткой конструкции, принялся вычищать люстру.

– Блин, забыл лампочку. Вань, будь другом, сходи в кладовку, там на подоконнике лежат. Возьми одну.

Иван принес лампочку, Костя благополучно ввернул