Назад к книге

Голубиные дети

Александра Яковлева

Если вечно забывать детей то там, то здесь, когда-нибудь они в самом деле пропадут. Так происходит с близнецами Максом и Пашкой. Пока родители заняты своими проблемами, братья находят в лесу пустую голубятню и уходят прочь – к новым мирам, в новую жизнь. У каждого из них свой путь, как в прятках: один теряется, другой ищет. А ещё – как в жизни: один, поборов страхи, становится сильнее, другой, поддавшись гневу и отчаянию, разрушает всё вокруг.

«Голубиные дети» – фэнтези-повесть писательницы Александры Яковлевой, автора фантастических и реалистических рассказов и сказок. Эта история об одиночестве и взрослении, о неизбежных переменах и принятии своей судьбы подойдёт читателям от 9 до 99 лет.

Александра Яковлева

Голубиные дети

Часть

I

Долина Потерянных

1.

Пиратская шхуна на всех парусах шла к далёкому и таинственному острову сокровищ. Пашка сидел на её корме и в то же время – на горячем крыльце дедушкиного дома, задумчиво покусывая ноготь.

Стояла середина июля. В полуденном зное дрожал воздух, солнце припекало макушку. Пашка всё хотел сходить за кепкой – вот только абзац дочитает. Ладно, ещё страницу. Нет, лучше главу.

Книжка про пиратов не отпускала. Она пахла пылью и лимонным маслом. Точно так же пах и остальной дом, и спальня дедушки, и шкаф с растрёпанными сказками, журналами «Юный натуралист», энциклопедиями, атласами. Дедушкина библиотека оказалась самым интересным местом в деревне. Пашка просидел бы около неё хоть всё лето, но мама сказала, что от пыли могут опять начаться приступы. Сошлись на том, что читать он будет на свежем воздухе.

Лязгнул засов, скрипнула калитка, и во двор ворвался Макс, а вместе с ним и ветер.

– Пол – это лава! – Макс взлетел на перила крыльца и стал болтать ногами.

Пашка не поддался. Он поднял большой палец вверх, как в старом боевике, перевернул страницу. Он и так полдня тут плавился, дальше уже некуда.

– Ты полдня тут плавишься, – сказал Макс.

Совсем недавно Пашка вычитал, что близнецы часто думают об одном и том же. Жаль, у них с Максом если и срабатывало, то по всякой ерунде. Наверное, только одинаковые близнецы могут всерьёз, а они с Максом ведь разные. Но в книге ничего об этом не писали. Пашка решил, что сам напишет, когда вырастет.

– А мы на затоне были, – похвастался Макс. – Прыгали с тарзанки. Шурик обгорел, весь красный, баба Люба его сметаной намазала, а на нас наорала. Было весело! Зря ты не пошёл.

– А я за сокровищем плыву, – ответил Пашка в том же тоне. – Зря ты со мной не плывёшь.

Макс фыркнул и затих. Где-то вдали протяжно гудел скоростной поезд. Он нёсся по рельсам и знать не знал о деревне Сныть, спрятанной среди лесов и полей, о Пашке и Максе, непохожих близнецах, которых мать увезла из города в эту самую Сныть – на лето или на всю жизнь, пока неизвестно.

– Снова твоя древняя книжка про пиратов? – Макс сделал вид, что ему всё равно, а спрашивал он просто из вежливости.

Пашка фыркнул:

– Что б ты понимал. Она колоссальная!

– Какая-какая? – Макс закатил глаза. – Опять твои словечки!..

– Крутая, говорю, книжка. Там про море, и корабли, и сражения… Мультик был ещё, советский. Помнишь, смотрели? Где песня про мальчика Джонни.

– А, вспомнил, – Макс почесал в белом ёжике волос. – Ладно. Хочешь море и пиратов? Будет тебе и море, и пираты. Айда до ребят – наберём лучшую команду!

– Правда? – Пашка вытянулся, даже книгу отложил. – А Шурика, наверное, не отпустят, да?

– Да ну его, пусть лежит. Слишком нежный для пирата.

– Шурик просто пацифист, – не согласился Пашка. – Это значит, что он за мир.

– Так и я за мир. За новый пиратский мир!

Макс прицелился и прыгнул с перил прямо на забор:

– Свистать всех наверх! – крикнул он и сиганул вниз. – Полный вперёд!

Пашка подскочил и побежал за Максом. Книжка про пиратов и сокровища осталась на крыльце, и ветер листал её страницы.

Братья бежали босиком: никто из снытинских не обувался, а Макс сразу, как приехали, решил соответствовать. Единственная хорошая дорога, закатанная в асфальт, обжигала ноги.

– Разрази меня гром! – подпрыгивал Макс. Нет. Теперь – капитан Макс, командую