Назад к книге

Четыре световых минуты

The Spaceway

События последних десятилетий я помню настолько отчетливо, словно они произошли вчера. Ни время, ни новые люди, ни потрясения не смогли стереть и грамма моих воспоминаний. Я уже давно седовласый старик, но я не причитаю на каждом углу, не хожу на ежедневные приемы к врачам, не ищу в магазинах товары со скидкой, и вообще моя жизнь прошла не так, как она прошла или пройдет у подавляющей части человеческого рода. Я – землянин, доживающий свои дни на промерзлом Марсе. Ощущая неизбежный конец, дышащий в затылок, я хотел бы успеть поделиться историей своей жизни и начать нужно, пожалуй, с самого начала…

Содержит нецензурную брань.

The Spaceway

Четыре световых минуты

Глава 1. Другие мысли

Меня зовут Александр. Я родился и вырос в России. Большую часть осознанной жизни скитался из города в город, бежал от удручающей реальности и пугающего милитаризма. Меня всегда тянуло в космос, к тому, что за пределами нашего сознания и понимания. Мне желалось приоткрыть занавес некого таинства. Когда в младшей школе спрашивали кем бы я хотел стать в будущем, то я, не задумываясь отвечал, что планирую быть космонавтом. Однако все, включая учителей, банально насмехались надо мной. В родной стране меня настойчиво отучали мечтать и, глядя на звезды, я с ужасом осознавал, что начинаю видеть просто белые точки на черном небе. Казалось, что я рискую потеряться в собственных иллюзиях и нужно просто принять роль «реалиста», как твердили все вокруг. На какое-то время я сдался и стал тем самым «реалистом», пригодившись стране в роли инженера-проектировщика. Обучение далось как-то легко, и мне, в общем, даже нравилось то, чем я занимался. С работой сразу все заладилось, а немного позже удалось перебраться на удаленные проекты, и я уже сам определял, когда и сколько мне трудиться. Дома я проводил большую часть времени, а порой не покидал стен квартиры неделями. В то время ко мне вернулся детский интерес к космосу, но на совершенно новом уровне. Порой я изучал бескрайние просторы Вселенной сутками напролет, забывая про еду и сон. В своем воображении, сквозь научные факты и доводы, мне удавалось путешествовать к мирам, удаленным на сотни миллионов световых лет и каждый день открывать что-то новое.

Мне едва исполнилось двадцать пять, когда тема колонизации космического пространства ну или хотя бы какого-нибудь объекта в пределах Солнечной системы, стала крайне популярной. В далеких странах люди часто рассуждали о создании поселений на Луне и Марсе, планировали реализовать великие идеи в обозримом будущем и предсказывали результаты, превосходящие самые смелые ожидания. Мне так хотелось стать частью этого… но разве им был нужен кто-то вроде меня? Я даже толком не знал английского языка, чтобы свободно вести полноценные диалоги. Внутри я пылал идеями и желанием стать неотъемлемым элементом чего-то большого, поистине внеземного, но в итоге, как многие мечтатели, впал в затяжную депрессию, которую разбавлял алкоголем.

В таком деградирующем состоянии я провел около полугода. Практически всегда в полной изоляции, асоциальный и никому не нужный. Я был забытым в пространстве-времени и это, пожалуй, довольно научная формулировка того безумия. Несмотря на состояние, созданное собственноручно, я все же продолжал следить за новостями науки, технологий, астрономии и меня поражало то, какими темпами все менялось в лучшую сторону.

Частные компании создавали здоровую конкуренцию государственным корпорациям, формировались целые альянсы и международные объединения, чтобы добиться главной цели – отправить людей Марс. Не скрою, что многие относились крайне скептически к подобным затеям, но прогресс, несущий человечество в будущее, было не остановить. Поразил союз между NASA и SpaceX, который поспособствовал созданию сверхтяжелой ракеты нового поколения. Различные источники сообщали о впечатляющих результатах, достигнутых за очень короткий промежуток времени. На официальных каналах информирования практически каждый день появлялись все новые и новые отчеты об успехах и грядущих испытаниях. Я осознавал, что мир очнулся от тошнотворного