Назад к книге

Забытый язык

Алексей Анатольевич Абатуров

Данный сборник состоит из коротких рассказов. Все произведения, представленные в сборнике, насыщены образами и мыслями о различных сторонах нашего существования. Каждый рассказ – это отдельная история со своими героями, но все они объединены одним общим смыслом. Каждый читатель найдет в этом сборнике что-то свое. Уверен, что никто не останется безразличным к тому, казалось бы, привычному, даже в чем-то знакомому, но при этом достаточно забытому в современном мире.

Алексей Абатуров

Забытый язык

Часы, непонимающие время.

На окраине одного старого города стоял небольшой часовой заводик. На нем давно уже выпускали различные виды часов: наручные, карманные, настенные, напольные… Вот именно на таком заводе и появились те часы, о которых и пойдет рассказ.  Казалось бы, так просто сказать «появились». На самом деле – это был целый процесс. Для начала, создается платина, затем в нее вставляются искусственные рубины. После чего, на платину крепятся металлические мосты, а затем… Хотя не будем утруждать читателя этим скучным описанием. Достаточно сказать, что наши часы были собраны на этом заводике в один чудесный и солнечный день.

Когда механизм был собран и передан на проверку, запустилась пружина, зашевелились колесики, и в этот момент, часто-часто застучало «маленькое сердечко». Тик-тик-тик. Надо сказать, что нашим часам очень хотелось взять и побежать, ведь это были еще совсем юные часы, и их желание было вполне нормальным. А как можно лежать спокойно, без движения очень юному человеку? Только представьте себе, и вы прекрасно поймете, что чувствовал наш герой. Но конечно же, они, хоть и с большим трудом лежали и ждали пока пройдут все проверки и настройки, доверясь человеческим рукам мастеров. Они лежали, смотрели и слушали, познавая этот мир, через шум станков, разговоры и пение рабочих, лишь изредка перебрасываясь фразами с другими часами, которые были рядом. Но зато, как только все работы были закончены, часы дали себе волю и как могли закрутились, чтобы размять свой механизм, уставший от долгого бездействия. Часы переговаривались друг с другом, обсуждая людей – мастеров, которых они по праву считали своими родителями. Надо сказать, что все часы хоть и выглядели одинаково, но все они были совершенно разными, как и люди, среди которых невозможно найти полностью одинаковых. Одни были очень скромные часы. Их можно было узнать по-тихому, едва заметному звуку, доносящемуся из корпуса. Другие были некими заводилами, и их можно было услышать повсюду. Они шумели, пытаясь собрать вокруг себя как можно больше других часов.

– Бом – быстрее ко мне. Бом-бом – я вам расскажу, как надо. Бом-бом.

Попадались и часы хвастунишки:

– Тик-тик – посмотрите какой я. Какой у меня ремешок. Посмотрите, как я могу. Тик-тик.

– А у меня нет ремешка, зато я могу так громко шуметь. Бам-бам-бам, – вторил ему другой…

Вот такой был шум и гомон на складе, куда прибывали все готовые часы. Я бы даже сказал, что шумело громче, чем во время большой перемены в самой большой школе города. Было очень сложно разобрать что-то конкретное среди этого шума.

Наши часы лежали, пытаясь уловить среди этого гомона фразы. Они смотрели и слушали, пытаясь разобраться, что же будет с ними дальше. Но все что он успел понять, это то, что их обязательно положат в коробки и увезут куда-то, где огромный и светлый мир, в котором столько всего интересного. И это было одновременно настолько пугающе, насколько и захватывающе. И действительно, периодически приходили люди и забирали часть часов и уносили куда-то, а их место занимали новые, юные часы. И наш герой уже чувствовал себя одним из самых опытных здесь представителей и уже он нет-нет, да и рассказывал другим, недавно появившимся здесь часам о том, что их ждет. И об удобных коробках, и о большом мире, там, за стенами этой огромной комнаты, конечно же, немного добавив что-то от себя. Так все и происходило, пока в один прекрасный момент наши часы не забрали вместе с остальными. Их обтерли мягкой тряпочкой и уложили в удобный футляр с мягкой подушечкой, где они спокойно уснули.

Прос