Назад к книге

Ай-тере. Спящая сила

Ольга Александровна Валентеева

Ай-тере #2

Легко ли любить того, чье сердце опустошила ненависть? Легко ли быть рядом с тем, кто мечтает от тебя избавиться? Дея обрела ай-тере. Однако Нэйтон не верит, что и к нему можно относиться по-человечески, что его можно любить. Между ним и Деей – годы пустоты, горечи и отчаяния. А прошлое поднимает голову и больше не желает молчать.

Ольга Валентеева

Ай-тере. Спящая сила

Глава 1

Дея

Я не верила. Смотрела на Нэйтона и не верила, что он теперь мой ай-тере. Мы были связаны, вот только его глаза говорили о том, насколько ненавистна ему эта связь. Никогда и ни в ком я не встречала столько ненависти. И стало страшно. Липкий ужас сковывал по рукам и ногам. А если я не справлюсь? Погублю и его, и себя? Но хотя бы появился шанс прекратить его пытку. А моя, похоже, только начинается.

Наш мир держится на энергии иль-тере. Люди с подобным типом силы рождаются лишь в великую ночь, и я – одна из них. Но с моей силой с самого начала все пошло не так, и если мои однокурсники обретут ай-тере в восемнадцать, то я получила своего за пару месяцев до семнадцатилетия.

Ай-тере. Идеальный защитник и источник энергии для иль-тере. Вот только ай-тере не может жить без иль-тере. Наверное, поэтому в нашей стране те, кто должны были нас защищать, стали чуть ли не рабами. Как Нэйт. Как мои друзья – Тед и Эжен. А я… Я была бессильна. До этого момента, потому что Нэйт теперь будет рядом со мной.

– Что застыли? – колко поинтересовалась Хайди эо Лайт, бывшая иль-тере Нэйтона. – Еще насмотритесь друг на друга, а сейчас я больше не намерена тратить на вас время. Только все, что имеет Нэйт, принадлежит мне и куплено на мои деньги. А я подарила тебе ай-тере, девочка, но не свое имущество. Так что раздевайся, милый.

Нэйтон медленно развернулся к ней, и мне стало легче дышать, потому что от его взгляда, полного ненависти, хотелось провалиться сквозь землю. В нашем случае – сквозь пол.

– Что? – осипшим голосом спросил он.

– Раздевайся. Это не твоя одежда, а моя. Конечно, ты недурно послужил мне в колледже, но все это время жил с моей карточкой в кармане и ездил на купленном мной авто. Так что, дорогуша, раз ты уходишь к другой иль-тере, попрошу вернуть долги.

Хайди едва не облизывалась в предвкушении чужого унижения. Мне так хотелось вцепиться ей в лицо! Но я все еще являлась студенткой колледжа, принадлежавшего госпоже эо Лайт. Этот колледж открывал двери к любой должности, а значит, к любой информации. А мне нужно было найти друга и выяснить, почему погибли мои родители. Поэтому я до крови прокусила щеку изнутри, и рот наполнил привкус железа.

Нэйтон быстро принялся расстегивать пуговицы рубашки. Пальцы слушались плохо – сказывались пытки Хайди, и я не представляла, как он вообще держится на ногах. Хотелось обнять, сказать, что теперь все будет хорошо, но я понимала: сейчас не время для этого. Нам надо оказаться как можно дальше от Хайди и поговорить.

Рубашка полетела на пол, брюки – следом. Я почувствовала, как краска заливает щеки, и отвернулась.

– А на твоем месте, девочка, я не стала бы отворачиваться, – тут же заметила Хайди. – Это твой первый ай-тере, ты не умеешь работать с силой. Чтобы гармонизировать ваши силовые потоки, я бы рекомендовала тебе с ним переспать, и чем быстрее, тем лучше, потому что ты смогла утолить его жажду, но резерв израсходовала лишь наполовину. Так что секс вам необходим.

Желание провалиться сквозь землю усилилось. Я боялась даже смотреть на Нэйтона.

– Белье тоже снимать? – холодно поинтересовался он.

– А как же! – обрадовалась Хайди. – Пусть твоя иль-тере полюбуется, какой экземпляр ей достался. Кстати, не забудь освободить кабинет, ты ведь переезжаешь в комнату Деи. Да и три месяца должны пройти с пользой. Завтра я приеду в колледж и составлю новую программу занятий для этого юного дарования, а пока, так и быть, насладитесь друг другом.

Мне пришлось повернуться. Нэйтон не смотрел на меня. Он глядел куда-то в стену, будто был очень далеко. Наверное, это его способ не сойти с ума от того ужаса, который здесь происходил.

– Идем? – позвала его тихон