Назад к книге

Море нашего света

Mary_from_maryland

Одна мечта. Одна встреча. Одна судьба. Иногда достаточно лишь коснуться моря, чтобы изменить несколько жизней.

Mary_from_maryland

Море нашего света

"Я как зверь зализываю раны…

И как кофе растворяю горе…

Пахну счастьем, солнцем и кальяном…

Приезжай!.. Скучаю!..

(Подпись) 

«МОРЕ!»

(Николай Иванян)

Она шла по темным переулкам вечернего города. С моря, хоть оно было и относительно далеко – в паре кварталов, доносился лёгкий бриз. Слегка постукивая низкими каблучками по брусчатке, Яра ускорила шаг. Ее тёмные волосы развевались на ветру и придавали ее образу небрежности. Телефон издал последний умирающий звук и разрядился окончательно.

«Вот, черт! Как не вовремя!», – подумала Ярослава. И пошла ещё быстрее. Завернув за угол, она услышала приглушённые шаги.

«Ну ещё чего! Только не хватало мне убегать по этим улицам!», – разозлилась девушка. Но оборачиваться не спешила – вдруг просто прохожий.

Шаги явно приближались…

Пронзительные зеленые глаза уставились на Яру с немым восхищением:

– Здравствуйте! А я сразу понял, что вы русская! – без особых вступлений начал незнакомец, – Можно вас проводить?

Яра, изначально растерявшись, вдруг заняла оборонительную позицию:

– У меня нет времени. До свидания!

Незнакомец, застигнутый врасплох таким резким отказом, лукаво улыбнулся. Было очевидно, что он не привык к ним не привык, но и сдаваться не был намерен.

– Тогда я просто пойду за вами, куда бы вы не пошли…– сказал он, игриво подмигнув девушке.

– Ок. Ярослава. 24 года. Из Москвы. Приехала 2 дня назад. Уеду послезавтра. Вес – 56 кг, рост – 170 см. Водолей. Я могу идти дальше? – сама не зная зачем, но она выложила всю правду.

«Да, хорош, хорош, парнишка…», – подумалось ей.

Небрежно взмахнув волосами, Яра продолжила путь. Солёные брызги морской воды витали в воздухе. Вдохнув полной грудью этот влажный, чуть терпкий аромат, смешанный с запахами фруктов, Сангрии и хамона, у Яры закружилась голова. На минуту ей показалось, что она совершенно одна во всем мире…

Мягкое касание ее плеча разрушило тот хрупкий миг единения с городом.

Да… ночная Барселона, а к тому времени ночь уже вступила в свои права – это отдельный вид наркотика!

– Эээй, ты жива вообще, Ярослава из Москвы, 24 года? – незнакомец продолжал мягко теребить ее плечо.

– Да, все отлично. Ладно, если ты уж такой настойчивый, то помоги мне добраться до вот этого отеля, – закатив глаза, Яра достала смятый листок, который предусмотрительно сунула в карман ещё утром.

– Пойдём, конечно. Живу здесь уже год, но так до конца ещё не разобрался в хитросплетениях этих улиц… Я, кстати, Родион. 32 года. Лев, – улыбка не сходила с его лица, высокий, темноволосый и худощавый, он производил необычное располагающее впечатление.

Яркий, горящий уже ночными огнями, город оставлял причудливые тени на лицах молодых спутников. Казалось, что это некая замысловатая игра света и очертаний, затеянная кем-то неведомым.

Яра, при всем интересе к Родиону, находилась в состоянии раздрая. С одной стороны, она чудовищно опаздывала, а с другой, ей хотелось, чтобы время немного замедлило свой бег. Смутное, как-будто бы давно забытое чувство коснулось ее краешком, затронув невидимые струны. Она интуитивно почувствовала, что этот молодой, самоуверенный мужчина просто должен был появиться в ее жизни. Тем не менее, они уже практически приблизились к месту назначения.

Мужчина занервничал:

– Кажется, почти пришли… Ты одна?

– Нет… – холодно ответила Яра.

– Извини, я не знаю как тебе объяснить, не подумай, что я за всеми хожу по городу, просто меня при виде тебя охватило какое-то странное чувство. Показалось, что я знаю тебя всю жизнь.

Яра не знала что и сказать. Она, всегда острая на язычок, не лишенная сарказма и красноречия, вдруг поняла, что хочет просто стоять вот здесь. Именно здесь. И просто молчать рядом с ним. Было что-то в Родионе успокаивающее, родное, то, что ей сейчас было просто необходимо. Сама не ожидая от себя, она вдруг разрыдалась. Крупные слёзы покатились из темно-серых глаз. Родион растерялся и не сразу понял что произошло. Но тут же приж