Назад к книге

Высота одиночества

Ольга Борискова

Татьяна Минаева

Шоу должно продолжаться… #1

Когда есть талант и деньги, разве может что-то помешать осуществить мечту стать олимпийским чемпионом? Так думал Игорь Крылов, пока перед его носом не закрылась дверь кабинета президента Федерации фигурного катания. Сдаться? Не в его правилах! Продолжить кататься в парах! Только где найти достойную партнёршу? Рината Ипатова – девочка из детского дома – красива и невероятно талантлива. И она обязательно приведет его к славе! Только вот Рината завершила карьеру фигуристки при загадочных обстоятельствах. А в прошлом её слишком много тайн, до которых Игорю не следовало дотрагиваться…

Ольга Борискова, Татьяна Минаева

Высота одиночества

Все герои вымышлены.

Любое совпадение с реальными людьми случайно.

Пролог

1999 год

– Заход, толчок… Оборот! Приземление на правую ногу! Во-от, умница! Продолжай, Катюш, – женщина подъехала к девочке и ободряюще похлопала по плечу. Юная фигуристка, воодушевленная вниманием тренера, с утроенным энтузиазмом принялась повторять упражнение.

– Максим, так держать! – показала большой палец мальчику, только что выполнившему вращение.

Поочередно подойдя к каждому из своих учеников, похвалив особо отличившихся и подбодрив отстающих, молодая женщина остановилась в центре катка и с едва уловимой улыбкой принялась наблюдать за своими подопечными. Это все, что ей требовалось в жизни – возможность следить за тем, как с каждым днем они катаются все лучше и лучше, и верить в то, что однажды эти дети из неопытных птенцов превратятся в прекрасных птиц и воспарят над поверхностью льда, покоряя верхние ступени пьедесталов. Но это в будущем, а пока ей достаточно счастливого смеха, разливающегося под сводами катка.

– Алла! Богославская! – неужели послышалось? Но повернув голову в сторону тренерского мостика, убедилась, что голос этот наяву.

– Продолжайте тренировку! – велела она детям и медленно поехала к бортику. Появление Дмитрия Крестова – не к добру, так уж повелось. Девяносто девять процентов на то, что Бердникову снова от неё что-то понадобилось. Сам не приходит – засылает помощника. Интересно, какое «дело» на этот раз?

– Какими судьбами? – и не дав мужчине и рта раскрыть, продолжила: – Хотя нет, можешь не отвечать – Бердников послал, да? Что нужно?

– Проницательности тебе не занимать, – сказал мужчина и кивнул куда-то себе под ноги. – Вот, ученицу тебе привел.

– Кого?! – светлые брови Аллы взметнулись вверх. Она перегнулась через бортик и с удивлением обнаружила девочку лет пяти. – Ученицу?! – Та стояла, тесно прижимаясь к ноге Димы, и с нескрываемым любопытством разглядывала женщину.

– Это шутка такая, да? – снова перевела взгляд на Крестова.

– Не кричи, напугаешь ребенка! – шикнул на неё тот.

Богославская недовольно поджала губы, а мужчина, наклонившись к девочке, тихонько проговорил:

– Рината, иди на каток, посмотри, как другие детки катаются.

Малышка кивнула и осторожно ступила на лед. Проехала не больше метра и упала. Что-то неразборчивое пролепетала себе под нос, поднялась, отряхнулась и снова устремилась вперед.

– Вот теперь принимаются возмущенные крики.

– Крестов, объясни мне все по порядку, – сдержанно попросила Алла, однако глаза её выдавали раздражение.

– Владимир Николаевич просит, чтобы ты взяла эту девочку в свою школу.

– С какой стати?

– Алл, Владимир Ник…

– Крестов, может, хватит этого официоза?! – оборвала его Богославская. – Что этот старый индюк просил мне передать, кроме завуалированных угроз на тему: «Ты директор этой школы только до тех пор, пока я так хочу!»?

– Алла, ты молодой перспективный тренер. Не каждому дано в двадцать пять иметь собственную процветающую школу фигурного катания. Да чего уж там, вообще мало кому дано иметь свою школу! Неужели ты откажешь этой девочке? Она сирота, никогда не знала родителей. А у нас есть возможность дать Рине путевку в жизнь. Она может стать великой фигуристкой или же просто найти друзей. В любом случае мы должны ей помочь.

– Долго эту пламенную речь учил? – нервно постукивая пальцами по бортику, спросила Алла. Не нужно далеко ходить, дабы