Назад к книге

Наизнанку

Юния Бондаренко-Корсун

Если ты честен в поэзии, то душа твоя – прям наизнанку. И нужно иметь смелость, чтобы позволить чужим людям к твоей душе прикасаться. Ведь, читая тебя, именно это и происходит.

Юния Бондаренко-Корсун

Наизнанку

Часть 1

Счастье во мне

И каждый раз,

когда я, спотыкаясь, падала –

подниматься мне давала

лишь мысль о том,

что ты в меня веришь…

Посвящается моей маме,

впрочем, как и любые другие мои

жизненные достижения

Читая эту книгу, Вы, возможно, скажете, что ее название совсем не соответствует содержанию. Поэтому мне придется кое-что пояснить.

Все свои записи я веду в большой тетради. Скорее это даже журнал. Тетрадь уже потрёпанная, правда, потому, что ношу её везде с собой – на случай, если срочно нужно сделать заметки. Так вот, однажды её увидел мой друг, и спросил, что это. Я ответила, что это моя «тетрадь боли», которую я не позволяю никому читать. Все свои переживания, все свои слёзы, улыбки – всё-всё я оставляю в ней. Но, несмотря на «копящиеся» там негативные моменты, неудачи, проступки, я не считаю, что становлюсь ущербней, слабее или хуже.

Не считаю лишь потому, что моё счастье всегда во мне. Я ношу его с собой, и это неотъемлемая часть меня. Не потому, что я какая-то особенная, а потому, что я сама так решила. Решила, что ни один внешний фактор, ни один человек, ни одна ситуация не смогут повлиять на это. А боль забывается. Любого человека можно простить, ибо я не Господь Бог и не вправе судить кого-либо. А если я ещё и в состоянии эту боль переживать – это лишь очередное подтверждение тому, что я могу и умею чувствовать, что я могу и умею любить. Это подтверждение тому, что я ещё жива! Ведь моё счастье во мне!

И всё-таки было что-то в этом человеке

удивительное, странное. Незабываемое…

Но ведь и невозможно забыть то,

что хранишь в памяти, как сувенир. Порой кажется,

что лишь тогда я жила искренне.

Искренне улыбалась, искренне открывала душу

и делилась…

Нет ничего лучше, чем когда весь мир для тебя

перестаёт существовать рядом с ним,

но и нет ничего хуже кармы, когда ты всего лишь

существуешь без него.

Сказать, что это была любовь – не сказать ничего.

Не передать и тысячной доли того чувства,

которое я испытывала. Казалось, что это будет вечно…

Это такая награда – так любить,

но и такое наказание!

* * *

Скажи, поделись, откуда черпаешь

Все силы, энергию, тягу к познаниям,

Откуда берётся это упрямство

В поисках крыльев, когда взлетаешь?

Скажи, поделись, как можно подняться

С колен. С начала. С разбитым сердцем.

Как можно прощать? Как можно прощаться

С теми, кто занял столь важное место?

Скажи, поделись своим этим секретом.

В чём сила его и есть ли в нем мера?

Она посмотрела спокойно на небо,

Сказав одно слово короткое – «вера».

* * *

Всех уверяла, что забыла,

И чтоб исчез ты я просила…

Но только Богу лишь известно,

Как по ночам его молила…

Как тишине я душу изливала

И как сама себя прощала

За глупость и за слабость эту.

Но… в тишине ответа нету.

И чтоб её не нарушать —

Беззвучно разорвусь на части!

Я не хочу тебе мешать,

Желаю для тебя лишь счастья!

Пусть без меня – так будет лучше!

Забудь! Прошу! Хочу без боли!

Но если попадётся случай —

Лишь тихо прошепчу: "Ты помни…"

* * *

Когда закончились слова?

Куда пропала лёгкость вся?

От встреч не кружит голова…

И ты не тот… и я не та.

Пришёл… явился в мою жизнь,

Но позабыл предупредить.

Пришел не счастье мне дарить,

А просто… часть меня убить.

И вот теперь… полудыша…

Как то растенье – существую.

И вот теперь – пуста душа.

И не грущу, и не ликую.

Я как то малое дитя —

Пытаюсь начинать ходить.

Доверья лишь не может быть,

И страх теперь внутри сидит…

Да, было счастье! И улыбки,

Любовь, романтика, открытки…

Теперь осталась одна рана.

Могу сказать теперь уж явно:

Любви достойна только мама!

* * *

Опять без сна, опять одна.

В постель холодную ложиться.

Нет, не стою я у окна

И не рассматриваю лица.

Но, сидя здесь, в тиши ночной,

Когда глаза я закрываю —

Я вижу облик твой родной,

Тебя я рядом ощущаю.

Ты далеко, но я с тобой!

Ты скажешь: «это нереально…»