Назад к книге

Странник

Александр Садырин

Настя молода и прекрасна, её жизнь далека от обычной. Днем она занимается практиками, а по ночам – погружается в осознанные медитации. Поначалу последнее было простым хобби, но однажды все меняется, Настя встречает настоящего мужчину по имени Матвей. Они рассказывает девушке, что через сны можно путешествовать по разным мирам, а сам он – один из таких путешественников. Он передаёт свои знания Насте, сопровождая на первых шагах, а затем покидает ее. Каждый раз погружаясь в сон, Настя теряет воспоминания о дневной жизни и учится существовать в новой вселенной так, будто она родилась в ней. Во сне могут пройти годы, прежде чем ей удастся пробудиться. Путешествия дают Насте возможность прожить совершенно другую жизнь в данном варианте реальности. Блуждая по странным, порой прекрасным, а порой абсурдным и пугающим мирам. Трудности с возвращением не пугают Настю – она по-прежнему не хочет на этом останавливаться. Очередной мир, в который она отправляется из сна, становится для нее ловушкой.

Александр Садырин

Странник

Ранней весной всегда немного тоскливо. После холодного и ветреного февраля так хочется тепла, но, увы. Единственное, чем может порадовать март, это дни становятся немного длиннее. Впрочем, это будет заметно ещё не скоро. Но Анастасии торопиться особо некуда. Уже примерно неделю как её выписали из больницы домой. Кажется, с того момента время остановилось или замкнулось, ведь каждый день происходит плюс-минус одно и то же: она просыпается, медленно идёт на кухню, завтракает чем-то из того, что привезли из ресторана, ложится обратно в кровать и читает. Или пытается писать, но всякий раз получается нескладно, ей не нравится, и она бросает. Хотя так хочется записать всё, что она пережила за последнее время! И момент, кажется, подходящий много свободного времени, целыми днями дома, она одна и вдалеке от городского шума. Но нет, из раза в раз не получается ничего.

На самом деле, ей бы лежать, не вставая, ведь врач настоятельно рекомендовал постоянный постельный режим, но она живет одна и некому следить за соблюдением предписаний. К тому же, при всём желании, провести под одеялом целый день всё равно не получится – нужно что то делать, а не сидеть на месте. Мама и друзья как могут, поддерживают, забоятся, рассказывают о том, что происходит в городе, в конце концов. Но большую часть времени Анастасия всё-таки предоставлена самой себе.

Сегодня, как и почти каждую ночь двух последних недель, сосредоточиться на засыпании не получается. Скорее всего, из-за нервозности и недостатка движения. По комнате стелятся мрачные тени, за окном моросит мелкий дождь, весенний ветер монотонно шелестит листьями. Обычно это успокаивало, но сейчас эта однообразная песня лишь даёт больший простор для тревожных мыслей. Всё тело ноет, а в голове царит полная неразбериха, и успокоиться помогают разве что привезенные подругой таблетки.

– Перестань на этом зацикливаться. Ты сведешь себя с ума!

Кажется, так говорила мама в их последнюю встречу.

Наблюдая за однообразным весенним пейзажем, Настя не заметила, как стемнело. Летом она стала бы разглядывать небо. А сейчас смотреть не на что – всё укутано мягкими облаками. Было бы и, правда, хорошо отвлечься, да вот только не на что, ведь вернуться к эзотерическим практикам сейчас нельзя из-за здоровья. Слишком много слабости, слишком много рассеянности в уме.

Недавно пришло осознание, что эта "зацикленность" на проблемах, на своём состоянии, даёт мнимое чувство контроля. Будто бы если перестать об этом думать, то ситуация станет ещё хуже. Но что значит «хуже» в контексте её жизни? И контролировала ли Настя в ней хоть что-нибудь?

Но сосредоточиться на книге или письме было сложно не только из-за слабости. Эзотерические практики занимали большую часть жизни, во многом определяли Настю, как личность, а сейчас всего этого не было. Нет никакой определённости, и прошлая жизнь кажется недосягаемой и бесконечно далёкой, навсегда утерянной в воронке времени. А жить, как обычный человек, она не сможет, это уж точно.

Всё началось с Матвея. Анастасия гадала, медитировала, практ