Назад к книге

Метафоры

Никита Шаблюк

«Мне казалось, что внутренний мир этой женщины превосходит весь внешний (включающий и меня).

Она часто оказывалась там, куда не дотягивались отростки моих нейронов.

Может быть, мне нужна «мамочка», которая сама бы меня поставила в дательный падеж?

С виду висевшая полукругом, луна словно символизировала недостаток их взаимной любви – разобщенность. Но М. знала: они всё же вместе, ибо солнце всегда освещает целый лунный круг…»

Никита Шаблюк

Метафоры

© Шаблюк Н., текст, 2020

© «Геликон Плюс», оформление, 2020

* * *

Посвящается моим родителям

Слова суть то, что уже отсекли от замысла, создавая скульптуру смысла.

Метафоры невозлюбленного

Избранницы моей не я избранник, ни кнут не помогает мне, ни пряник.

Мне казалось, что внутренний мир этой женщины превосходит весь внешний (включающий и меня).

Она часто оказывалась там, куда не дотягивались отростки моих нейронов.

Может быть, мне нужна «мамочка», которая сама бы меня поставила в дательный падеж?

С виду висевшая полукругом, луна словно символизировала недостаток их взаимной любви – разобщенность. Но М. знала: они всё же вместе, ибо солнце всегда освещает целый лунный круг.

Относительно моих пороков она была права лишь отчасти, попав не то чтобы в точку, но в ее окрестность. (Это, кстати, обиднее всего.) Пусть даже и в точку, но самым центром беззащитной души, этой неоднозначно-загадочной мишени, все равно является многоточие, которое не поразить пулей единственного мнения.

Как-то раз мне приснилось, что я стреляю из револьвера в ее фотографию. Хочу попасть, но не попадаю. И вмятины, остающиеся на стене от пуль, оказываются друг с другом и с фотографией одинаково близко, образуя такую странную рамку.

Когда мы вдвоем, слово «пара» в отношении нас скорее числительное, нежели существительное, и две ее симпатии (ко мне и к возлюбленному) как две величины прямо пропорциональны длинам соответствующих отрезков, мысленно проведенных из точки М.

Что, если прикосновения к ее шубе, которая отделяла мою ладонь от своего содержимого, душу-то М. от меня отдаляли и малые, может быть, чувства ко мне – моими же стараниями! – приобретали из-за преданности возлюбленному более высокий порядок малости?

Отношения между ними не что иное, как равновесная реакция: влюбленные, они суть отдельные личности (исходные вещества) и в то же время единое целое (продукт реакции), и когда – чтобы склонить к измене – я воздействовал на эту систему извне, равновесие по принципу Ле Шателье сместилось вправо и ослабило это воздействие.

Ночами я вижу только стаккато звезд, созвездий не вижу.

Обозлиться на возлюбленную из-за ее равнодушия к тебе – все равно что разбить зеркало для того, чтобы оно тебя запомнило.

Метафоры в стихах и прозе

Метафора роднит явленья посредством их сопоставленья.

«Словно glandula lacrimalis…»

Словно glandula lacrimalis,

туча висит над мостом.

На нем мы с тобой обнимались,

дабы нам разойтись потом.

Но я вижу по прерогативе

взглянувшего издалека:

данный мост помог перспективе

соединить берега.

Согласно Беркли

Жаль, что тема наброска

(вид, что сердцу так мил) –

лишь создание мозга,

а не собственно мир.

Ибо каждая тварь и

созидает мир-дом

(обойдется едва ли

без очей окоем).

И у каждой, похоже,

на пространство свой взгляд:

разноликие тоже

мирозданья стоят.

«Жар-птица тоскует, поди, о своих малолетках…»

Жар-птица тоскует, поди, о своих малолетках.

Оторвавшийся от тарелки мой взор

блуждает по лампам. Сидят в абажурах-клетках

жар-птенцы – и темнят о своих задатках.

Ослепят, только дай простор!

Вот светильник. Вот люстра. Однако в моей площадке

для ловли фотонов, которые в черной дыре

зрачка достаются ненасытимой сетчатке,

невесть что отражается. Ибо, привычны и четки,

образы эти в коре

и под ней, мозговою, лишь угол с вершиной в точке

зренья на мир заполняют. Скажу напрямик:

столики, стулья, тарелки, лампы (поодиночке

и сомкнуто в люстру светящие в этом местечке)

суть догадки о них самих.

«Слов иностранных галлы, в коих смысла…»

Слов иностранных галлы, в ко