Назад к книге

Сказочники поневоле

Светлана Ган

Если вас запрут в одном помещении с незнакомыми людьми, без объяснения причин, что вы будете делать? Кричать, страдать или рассказывать истории, вымышленные и не очень? Находя друзей, надежду и самого себя в их причудливых сюжетах. И с каждой все сильнее понимать, что скоро, очень скоро вы получите ответы на все ваши вопросы. Только ответы, как и сама жизнь могут сильно удивить.

Светлана Ган

Сказочники поневоле

Сказка 1

После того как мы всей нашей дружной компанией оказались отрезаны от внешнего мира и, как говорят в данной ситуации, без права переписки, но с возможностью затребовать что-то для души, мне в руки попала ручка и стратегический запас блокнотов. А учитывая, что русская душа уже на второй час молчания требует начать травить байки и истории, да и если просто вспомнить наше любимое «а поговорить?», мои пальцы уже стали уставать, записывая очередную байку Игоря Семёновича, мужчины средних лет, по профессии – фиг я вам скажу, кем только ни работал. Вот одна из понравившихся мне историй, поведанная для затравочки, ибо именно так он рассказывал внуку трёх лет. Не гарантирую, что мною не изменённая, но я творец, как хочу, так и записываю:

«– Стройся!!! – раздался голос командира. – Рассчитайсь! – Сразу же послышались «первый, второй…» и дальше.

– Итак, товарищи солдаты, рад приветствовать вас! С сегодняшнего дня вы начинаете нелёгкий путь, а точнее, службу, а точнее, нелёгкую службу под моим началом, – он с довольным видом осмотрел всех солдат. – У вас сложная задача: вытерпеть меня целых четыре часа; знаю, вы думаете, что правительство совсем не заботится о новобранцах, раз решило ввести закон о столь долгом сроке службы, знаю, я сам не рад. Но что делать, это ваш долг, – он провел по длинным усикам; наверное, усики были его самой большой гордостью.

– Вы должны понимать, что многие не смогут дойти до конца, но те, кто дойдут… о… те, кто дойдут, – он задумался на минуту и даже принял вид мудреца, который вот-вот осознает самое великое и никому доныне неизвестное. – Да вы и сами знаете, что лучше дойти. Итак, приступим к делу. Перед нами равнина со многими опасностями, ровно через пять метров и будет находиться наша цель: то большое дерево. Всем понятно? – в ответ ничего не последовало.

– Значит, понятно. Теперь о ваших действиях: значит, так, зелёненькие вы мои, сам когда-то таким был, – он уже по-отцовски взглянул на них. – Путь ваш нелёгок, никаких остановок, никаких задержек, быстро пересекаете территорию, по сторонам лучше не смотрите, главное достичь цели, вы должны выложиться по максимуму. Ну, орлы, направо, принять боевую позицию!

Тут раздался резкий гул, но вскоре стих. Командир одёрнул форму и прошептал:

– Ой, тяжёлые времена настали для нас, раньше такого не было, раньше каждый второй доходил, а теперь… – он тяжело вздохнул и закричал:

– Пошли!!!!

Из кустов ринулись сотни солдат, готовых умереть, но достигнуть цели. Но равнина не щадит никого, полотно асфальта казалось безграничным и бескрайним. Сразу же появились первые жертвы, которые попали под колёса иномарки и уже никогда не узнают, что было бы там, но часть уже дошла до середины – до той заветной белой полосы – и переводила дух. Голос командира доносился откуда-то сверху:

– Вперёд, вперёд, вперёд!

И солдаты опять начали продвигаться дальше, перед ними уже виднелись кусты, деревья, они чувствовали, что вот-вот дойдут, и всё кончится, начнётся новая жизнь, всё будет иначе, и скоро они смогут обучать таких же зелёных новобранцев. Что у них появятся крылья и возможность пересекать эту ужасную равнину по-другому. Но, не успев закончить мысль, они услышали самый страшный звук во всей своей недолгой жизни и крик командира:

– Каток!!!!

– Да, товарищ президент. Да, вся группа погибла. Но… но… кто же знал, что в это время появится ка-ка-каток, да… да, я погубил столько будущих верноподданных, столько будущих настоящих граждан и просто хороших бабочек. Да… нет… но… да… я виноват, товарищ президент, разжалуете, под трибунал, нет, я понимаю, вы правы, мой президент. Вы даёте мне ещё один шанс, да??? Я не подведу,