Назад к книге

Жизнь на Repeat. За тобой

Эли Фрей

Жизнь на Repeat #2Интернет-бестселлеры Эли Фрей

Представьте, если бы у вас была возможность прожить параллельные жизни: одну – как девушка, а вторую – как парень, какой выбор вы сделали бы?

Когда Серафима появилась на свет, родителям пришлось выбирать – оставить ее девочкой или же мальчиком. И ей выпал первый путь.

Но жизнь Серафимы сложилась не самым лучшим образом. Нескладной, угловатой, ей просто не везет в любви: парень, который ей очень нравится, разбивает ей сердце, предпочитая другую девушку… Неужели Серафима никогда не узнает, что такое взаимная любовь?

И вдруг у Серафимы появляется шанс – вернуться в начало и все переиграть. Но есть нюанс: она возвращается к моменту своего рождения… в мужском теле.

Однако сердце все равно тянется к тому же самому человеку, но теперь все становится еще сложнее…

Эли Фрей

Жизнь на Repeat

За тобой

Серия «Интернет-бестселлеры Эли Фрей»

Дизайн обложки Екатерины Ферез

В оформлении макета использованы материалы по лицензии ©shutterstock.com

© Э. Фрей, 2021

© Е. Ферез, дизайн обложки, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

* * *

Предисловие

Дорогой читатель! Перед тобой – вторая часть дилогии «Жизнь на Repeat». Книга рассказывает необычную историю героя, который родился с признаками обоих полов и проживает две параллельные жизни: женскую и мужскую. В одной он – Максим, в другой – Серафима. Раздвоение жизни происходит в момент рождения героя, когда его родители делают выбор, обращаясь за помощью к шару предсказаний – пластмассовой игрушке, купленной в сувенирной лавке. Кто бы мог подумать, что этот шар может так сильно изменить чью-то судьбу?

Начало истории Максима и Серафимы вы можете прочитать в первой части дилогии «Жизнь на Repeat», где вы узнаете, за что Артем так сильно презирает Серафиму и что за ужасный поступок она совершила. Вы познакомитесь с историей Лизы – знакомой Максима и Серафимы, – чья судьба тоже круто меняется в зависимости от того, какой ответ выдал шар. Узнаете, почему Максим и Артем были вынуждены переехать из родного города, кем они приходились друг другу раньше и что за конфликт произошел между юношами и отцом Артема.

Глава 1

Линия 2. Максим

Прозвенел будильник. Ненавистные 7:52.

Пока я перекладывал с пола матрасы – обратно на койки нашей двухъярусной кровати, – Артем напяливал джинсы.

– А ты помочь не хочешь? – недовольно спросил я.

– Давай забьем? – заныл он.

Я посмотрел на него так, чтобы без слов стало ясно: забить мы не можем.

Мы снимали комнату в трешке-хрущевке. Помимо нас, в квартире жили еще четверо, все студенты – кроме Валеры. Дом находится в центре треугольника, вершины которого образовывали три универа: наш гуманитарный, строительный и экономический. У всех отсутствовали общежития, поэтому многие квартиры в доме, где мы поселились, снимали студенты.

– Что? – Артем сделал вид, что не понимает.

– Ты знаешь правила, пусь.

– Правила – это скучно, – вздохнул Артем и перешел к рубашке поло.

– Пусь? – позвал я.

– Мась? – ответил Артем, все еще не желая помогать мне. Тогда я взял с тумбочки шар-предсказатель, повертел в руках и вопросительно глянул на Артема. Он пожал плечами: мол, давай спросим.

– Шар, надо ли нам убрать матрасы? – спросил я у цифры 8.

Определенно, да.

Увидев ответ в чернилах, Артем опять заныл.

– Это две минуты, – сказал я.

– Я бы с удовольствием их проспал, – проворчал он, затем нехотя взял с пола матрас и бросил на койку.

Так странно осознавать, что еще совсем недавно между нами все было по-другому. Мы дружили, а сейчас – в отношениях. В животе я теперь постоянно чувствовал твердый клубок нервов. Еще бы, ведь мы с Артемом не просто стали парой: мы жили вместе, делили одну кровать, точнее пространство на полу. Все изменилось так быстро, что мой мозг за этим не поспевал; кажется, я еще долго до конца не понимал, что же произошло. Самое странное, что Артем был не просто моим парнем. Он был тем самым долбанутым другом, с которым мы в десять лет срали на спор с заброшенной смотровой вышки: кто попадет в стоящую под ней бочку? Один наверху целился, а второй внизу замерял. А