Назад к книге

Пятница

Александр Бел

Что бы вы сделали, если бы вдруг стали обладать практически неограниченными возможностями? Главному герою были поставлены определённые условия, но выбор путей достижения целей оставался за ним. И он решил… для начала научиться пользоваться своими способностями. И, как это часто случается, в процессе наломал немало «дров».

Александр Бел

Пятница

С благодарностью моему первому читателю, Ташлыкову Александру, за его восторженный отзыв, уверивший меня в том, что книга должна всё-таки увидеть свет. Ибо на самом деле я, ну совершенно не писатель, и эта книга является лишь результатом моих мечтаний и результатом того, что я не нашёл подобного, с упоением прочитав сотни фантастических книг. А почитать хотелось. Но вместо этого написалось. Не судите строго. В том числе за субъективность восприятия некоторых спорных моментов. Но на то она и фантастика. Да и писалось на эмоциях от происходящего в 2014 и далее годах. Также спасибо Соколову Александру и Стрепетовой Ольге за помощь в поиске ошибок и несоответствий. И большое спасибо одной, весьма известной Марине за то, что она невольным образом вдохнула эмоции и чувства в сиё сухое произведение.

Пятница! Как много в этом слове для сердца русского слилось! Ну не знаю, как там в других странах, но в России этот день давно приобрел сакральное значение. Для кого-то это возможность просто забухать после трудовой недели с чистой и незамутненной совестью. Для кого-то – сразу после работы, по заранее продуманному плану, ломануться с друзьями на рыбалку до понедельника. Для кого-то – возможность гулять до утра по клубам, караоке… или караокам… ну не важно… с друзьями или подругами, ну или и с теми и другими. У кого-то запланировано какое-нибудь культурное мероприятие с женой, например, посещение театра, ну или дня рождения знакомых на крайний случай. Даже те, у кого на раннее субботнее утро запланировано нудное перемещение через пробки на дачу с сомнительной целью копать картошку под бдительным присмотром и, возможно, с помощью энного количества родственников, тоже в пятницу испытывают иррациональное воодушевление. Причем частенько с утра, а в некоторых офисах это воодушевление от приближающейся пятницы начинает плавно нарастать уже со среды!

Как я провожу пятницы? Да по-разному. Всеми выше перечисленными способами в зависимости от ситуации, настроения, планов моих и планов моих друзей, знакомых, родственников. Единственное, чего я лишен, так это почетной обязанности копать картошку. Ну сакральность сего действия была нивелирована развалом СССР и окончанием периода адаптации страны и общества к развитому капитализму. Не уверен, что он у нас развитый, но какой уж есть. К лучшему, наверное. Это я про картошку.Про СССР и тем паче про капитализм нет у меня однозначного ответа. Впрочем, счастья посещения культурных мероприятий с женой я тоже лишен за отсутствием оной. Тоже не могу в последнее время сообразить хорошо это или плохо. Как есть, так есть, и моя жизнь мне отчасти нравится. Отчасти – потому что всегда чего-то нехватает, и есть к чему стремиться, и это тоже нормальное жизненное состояние.

Кто я? Я Мих. Точнее, Михаил Алексеевич Лисин. Обычный русский парень 1972 года рождения. Родившийся, соответственно, еще в СССР и, наверное, это одна из причин в отсутствии однозначного восприятия всех тех перепитий, пришедшихся на долю государства Российского в последние годы. Родился в Саратове, там же и отучился в строительном институте, застав в начале 90-х фантастические повышения стипендии от 40 рублей, на которые, к слову, можно было кое как существовать,до непонятных цифр, на которые так же непонятно, как и чем можно пропитаться. А ведь я жил с родителями, когда учился, а вот как выкручивались студенты, приехавшие с области или других городов и живущие на стипендию, мне было малопонятно. Служба в армии меня миновала, в основном по причине того, что в 90-е она была не слишком привлекательным местом, может за исключением элитных родов войск, и я, пользуясь наличием объективных последствий одной травмы, удачно это приукрасил, не сильно материально пострадав, и меня эта