Назад к книге

Записки сумасшедшего менеджера

Александр Панин

Взгляд на современную российскую культуру деятельности коммерческих организаций через видение отдельного представителя одной из организаций – менеджера по продажам. Главный герой проходит путь познания иных жизненных ценностей, отличающихся от его привычного понимания мира. Изменит ли он своё сознание – покажет книга. Содержит нецензурную брань.

Александр Панин

Записки сумасшедшего менеджера

Записки сумасшедшего менеджера

«Соседи приходят, им слышится стук копыт»

……А это всего лишь их стресс так чудит.

Бывают в жизни огорчения

Год выдался для Максима провальным – и провал этот начался с третьего января, как только закончились трёхдневные салаты, купленные в супермаркете в канун Нового Года и уже успевшие изрядно подпортиться, несмотря на то, что хранились в огромном и блестящем холодильнике, приобретённом в кредит. В праздничном угаре новогодних каникул Максим не заметил странноватого кислого привкуса, приняв его за пикантный соус.

Говоря по правде, желудку Максима его гурманские изыски пришлись не по вкусу, и желудок недовольно бурчал, выказывая всё своё недовольство этой новогодней кулинарной лотереей. По ночам, в животе его клокотало, и в периоды внутриутробного затишья, ему снился главный персонаж голливудского фильма «Хищник» – инопланетный монстр с причёской растамана, который, раскрывая свою пасть со жвалами, хрипло, с усмешкой произносил

– Бывают в жизни огорчения!

Раньше, от подобных снов, Максимка даже писался в постели со страху, думая, что «Хищник» пришёл за ним и сейчас оторвёт ему голову, вместе с позвоночником. Но немного позже, когда он рассказал любимой бабуле о своих ночных страхах, то от своей бабушки услышал,

– Персонаж ентот, наркоман какой-то придумал

Максимка видел наркоманов во дворе, но не мог поверить, что знакомые ему утырки, могут что-то придумать, кроме того, как насрать на сидушку детской качели, но бабушке верил, и ссаться под себя перестал.

Несмотря на переедание с отравлением, жрать Максимка не переставал, так уж он был устроен. Статус аккаунта в социальной сети у него гласил: Максим – «Максимум – бери от жизни всё» – этим всё, была сейчас для него новогодняя жратва, и покуда она была, её нужно было жрать. Таков уж был его характер – жрать, хапать, впихивать в себя невпихуемое. Максим работал в команде единомышленников, вследствие чего, после новогодних праздников офисом овладела странная дизентерия, из-за чего продажный сегмент компании просрал в прямом смысле, дружно сидя в сортирах, все торговые сделки. Возможно, что это был такой своеобразный тимбилдинг – любимое слово сотрудников HR-отдела, бывших раньше кадровичками, а теперь превратившихся в каких-то то-ли хэрэменеджеров, то-ли хеременеджеров при прочтении несведущими соискателями.

Максим любил хороший понт и окружал себя им по возможности, но, по сути, жил средненько, полностью погрязнув в кредитах, грозящих утянуть его на дно. Мечтая вылезти из старых кредитов, чтобы влезть в новые, Максимка грезил о сказочной суперсделке и ради неё, готов был на всё, но на Фауста он явно не тянул в силу нестройности своего мышления, и Мефистофель с выгодным предложением к нему не спешил. Скорее – он издевался над ним, и словно забавляясь, строил свои козни – то на Форекс его заманит, то к цыганам на рынок. Максим даже как-то приобрёл майнинг-ферму в надежде найманить электронных битков, но что-то пошло не так, и на ферму с затраченной на майнинг электроэнергией, он затратил больше, чем получил со своего майнинга. Дед ему тогда сказал

– Ты лучше б спиннинг купил, чем ерундой всякой страдать.

Дед у него был в прошлом финансистом на крупном предприятии, верил в строгую отчётность с реальными активами и был убеждён, что электронную валюту придумали продавцы видеокарт.

Максим же был обычным менеджером по продаже товаров канцелярского сектора, по сути, продавцом-коммивояжером и свято верил в чудодейственность книги своего коллеги и тёзки Максима Бехтерева – «50 наколок продавана», которая почти два года, честно стояла у него на красной полке, но удачи не приносила. Возможно ещё и потому