Назад к книге

Капля над океаном

Наум Баттонс

Два совершенно разных по жанру, но взаимосвязанных произведения, объединённых в одну книгу: "Капля над океаном" – часть первая и "Рабби Акива" – часть вторая. Мистерия жизни и смерти. Книга-философия, книга-откровение, книга-фантазия. Мистика и трагедия; драма и фарс; размышления и выводы. Откуда мы и куда идём. Почему мы здесь и для чего. Книга для думающих читателей.

Наум Баттонс

Капля над океаном

Часть первая

Капля над Океаном

1

Последнее, что увидело Моё тело в зеркале, которое висело в ванной комнате – своё лицо, налившееся кровью и искажённое неестественной гримасой, сведённое, смертельной судорогой. Дальше Я видел уже своё тело, лежащее на полу, трясущееся в конвульсиях, с пеной изо рта и лежащей рядом, вывалившейся из него зубной щеткой.

Правильнее было бы сказать, что Я не видел, а как бы со стороны осознавал происходящее со Мною, а точнее с тем, кем Я был ещё три минуты тому назад. Тело ещё хрипело, дергалось, изо рта на пол, вместе с зубной пастой выливалась белая пена. В общем, осознание было не самым приятным, но при этом, абсолютно безболезненным. И, что самое главное, не вызывало никаких эмоций. Не было ни ужаса, ни страха, ни элементарного человеческого любопытства. Была простая констатация факта того, что случилось что-то обыденное, повседневное, и, в то же время, – новое. Это осознание напоминало то состояние, когда человек, просыпаясь утром, понимает, что настал новый день, который принёс с собою новые задачи и новые решения. А затем, этот человек встаёт и начинает машинально делать все свои повседневные дела. Только сейчас Я осознал, что перестал быть единицей, оторванной от чего-то целого, атомом, молекулой общества или, образно говоря, волной в океане. Я осознал, что волна растворилась и опять стала одним целым с этим океаном. Я стал всем. Я понял, что стал Разумом. Разумом всего Сущего. И в то же время – Его частью.

Это опять же вызвало у Меня ассоциации с волной в море. Зародились и стали двигаться воздушные потоки, производя сначала незаметные движения, колебания, а потом, сливаясь и соединяясь между собой, они превращаются в огромные потоки воздуха, которые стремясь из холода в тепло, создают в атмосфере целые циклоны и антициклоны. Эти потоки поднимают в море волну. Волна начинает двигаться, а затем, у неё могла бы возникнуть мысль о том, что она – индивидуальность. Эта мысль должна бы преследовать её до тех пор, пока волна ни ударится о берег, а затем опять навсегда исчезнет в Океане.

И вот, на семьдесят четвёртом году, волна Моей жизни упёрлась в берег Вечного Изменения и исчезла. И только сейчас Я осознал, что все эти мимолётные и закрученные во временном вихре годы, Я всегда был частью неведомого доселе для меня Моря, а Оно, в свою очередь, всегда было частью Океана.

Сейчас Я это осознал. Я осознал Себя Разумом: Вездесущим, Всеохватывающим, Вневременным. И в то же время Я ощутил себя «каплей» этого Разума, нависшей над Ним, ещё не упавшей в Него и не растворившейся в Нём навсегда.

А дальше Осознание превратилось в Наблюдение. Я понял, что Наблюдение – это пища, вода и воздух для Осознания. И Мой невидимый Эфир, который заполнил собою всю ванную комнату, стал наблюдать. В земной Жизни это Наблюдение, Анализ, накопленный Опыт и Реакция на всё это называется Подсознанием.

Вот на звук грохота из ванной прибежала жена. Она кинулась к лежащему на полу телу, а затем в ужасе отпрянула и осела на пол рядом с ним. Она продолжала так сидеть буквально несколько секунд, хотя в Жизни, в человеческих единицах времени, это могло быть и несколько минут. Я вдруг вспомнил такой же момент из Своей, только что окончившейся Жизни, когда на Моих глазах умирал Мой отчим.

Мы почти все в такие минуты снимаем с себя ответственность и перекладываем её на других, которым вовсе не обязательно нести её и делать то, что мы смогли бы сделать сами. Я тогда откачивал своего отчима, сколько мог, борясь за Его Жизнь. Но в какой-то момент «я» подумал, что для этого есть врачи «Скорой помощи» и они должны лучше меня справиться с этой задачей. И когда они приехали, то «я» со спокойной