Назад к книге

Надо жить

Галина Николаевна Кравченко

Уважаемый читатель! Вы держите в руках своеобразное эссе-размышление о конкретной жизни женщины. Кравченко Г.Н. – заслуженный работник Республики Коми – изложила некоторые, возможно, не слишком отточенные мысли, суждения и выводы о своей жизни. Это исповедь о том, как конкретная человеческая жизнь провалилась в расщелину между двумя историческими эпохами, когда одна эпоха закончилась, а другая еще не началась. И сколько таких жизней улетело в эту пропасть, мы не знаем.

Свою творческую работу Галина Николаевна посвятила своим любимым, рано ушедшим из жизни сыновьям, с уходом которых прервалась ее родовая нить.

Старший сын Гена погиб в возрасте 20 лет в Афганистане, а младший, Сережа, умер в возрасте 33 лет по причине медицинской ошибки.

Автор выражает благодарность Четвериковой Л.В., Теребихиной Д.С., Шевелеву Н.В. за помощь. Благодаря их поддержке эта работа увидела свет.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Галина Николаевна Кравченко

Надо жить…

Посвящаю данным мне Богом моим лучезарным сыновьям –

Геночке и Сереженьке

За что же, Бог, к тебе уходят дети?

А жить ты оставляешь матерей…

    В. Жильцова

От автора

Самая быстрая бегунья в мире – это наша жизнь.

    Наталья Розбицкая

1966 год. Мне было 17 лет, моему мужу Виктору – 19. Мы были молодыми, здоровыми, красивыми. Мы ехали в далекую северную республику. Я стояла на Ярославском вокзале, сторожила чемодан, пока муж компостировал билеты. Глаза по пять копеек – в Москве впервые. Ко мне подошла пожилая женщина и спросила: «Куда ты едешь, деточка?». Я ответила как есть. Она покачала головой и сказала: «Какой же долгой тебе покажется жизнь!». Не знаю почему, но эти слова врезались в память. А мне жизнь долгой не казалась, она летела со скоростью звука. И вот мне уже 70 – есть повод задуматься о том, как прожита моя жизнь.

Уважаемый читатель! Вы держите в руках своеобразное эссе-размышление о моей жизни. В нем изложены некоторые, возможно, не слишком отточенные мысли, суждения и выводы о том, как конкретная человеческая жизнь провалилась в расщелину между двумя историческими эпохами, когда одна эпоха закончилась, а другая еще не началась. И сколько таких жизней улетело в эту пропасть, мы не знаем.

Эту книгу я посвящаю своим любимым сыновьям, Геночке и Сереженьке, с уходом которых прервалась моя родовая нить.

Идею ее создания мне подсказала моя подруга, директор женской гимназии города Сыктывкара, Валентина Васильевна Кулимова, которая предложила написать размышления о том, что я думаю о своей прожитой жизни длиною в 70 лет.

Женская гимназия города Сыктывкара реализует проект – создает цикл рассказов о женщинах, которые в свое время активно участвовали в государственной политической и общественной жизни Республики Коми. По мнению Валентины Васильевны, эти рассказы будут полезны для девочек, которые проходят обучение в женской гимназии и готовят себя к будущей непростой жизни – жизни женщины.

Эта работа родилась в год 30-летия вывода советских войск из Афганистана. Война в Афганистане – это не только моя пожизненная боль, так как она унесла моего старшего сына Гену. Это боль 15 тысяч матерей великой страны СССР, потерявших своих сыновей на этой войне.

Судьба никогда не была ко мне благосклонна. Я потеряла то, что никак нельзя было терять – моих замечательных, горячо любимых, взрослых сыновей, данных мне Богом. И с ними ушла моя прошлая жизнь, где были любовь, счастье, работа, друзья и смысл жизни. В один миг все вокруг приобрело цвет траура. Я не по книгам знаю, что когда женщина теряет своих близких, а особенно детей, она начинает по-другому существовать. Потеря детей в мирное для страны время – это противоестественная, невосполнимая человеческая трагедия. Я не нахожу ответа на вопрос – в чем моя вина, почему так сложилась моя судьба?

В работе над этим повествованием пришло осознание того, что в этом мире можно искать все, кроме любви и смерти. Они сами тебя найдут, когда придет время. После трагедии я словно зависла в воздухе. Мне уже не 20 и не 40. В моем возрасте люди продолжают жить, некоторые доживают.