Назад к книге

Владыка ядов

Андрей Владимирович Смирнов

КельрионЭпоха богов #3

Издательство «МедиаКнига» представляет книгу современного популярного российского писателя фантаста, работающего в жанре темного фэнтези, Андрея Смирнова «Владыка ядов» – вторую в серии «Эпоха богов».

В четвертом круге Преисподней, на краю мира, называемого Когхагидобон, над Гниющей Бездной, высился Замок Гхадаби. Возведенный в незапамятные времена, он пережил длительный период упадка и забвения…

Пропавший столетья назад бессмертный чародей не пытался взломать ворота. Он сумел временно нарушить работу заклятий, защищавших одну из семи основных башен, и переместился в ее центр, в бесплотном виде пройдя через стену. Внутренняя часть башни напоминала лабораторию. В верхней части, из темного пятна, которое вполне могло быть входом в какой-нибудь другой мир, вытекала багряная жидкость. Она попадала в широкую металлическую воронку, стекала вниз по серебристой трубке, взбалтывалась в следующей емкости, проходила через дисцилляцию и нагрев. Полученные пары охлаждались, проходили еще цепь преобразований и, в конце концов, в виде изрядно посветлевшего потока по очередной серебристой трубке уходили куда-то вниз, на более глубокие уровни замка.

Здесь были остатки дверей – некогда запечатанные владелицей замка, а позже взломанные пришлым чародеем; за дверями – коридор, пустые лестницы и залы. Что-то таилось здесь в темноте, незримое и неощутимое…

Читаем, лайкаем, активно комментируем!) (16+)

Андрей Смирнов

Владыка ядов

© & ® ООО «МедиаКнига», 2021

Явление героя

В четвертом круге Преисподней, на краю мира, называемого Когхагидобон, над Гниющей Бездной, высился Замок Гхадаби. Возведенный в незапамятные времена, он пережил длительный период упадка и забвения. Время оставило на нем свой след, но не столь заметный, какой могло бы – магия, сотворившая это место, действовала и по ныне, сохраняя строение. Замок лепился к стене над обрывом – тянулся ввысь, словно желал проткнуть небеса тонкими и длинными иглами своих башен, и простирался вниз, в Гниющую Бездну, более чем на милю. Нижняя часть замка местами на своих границах сливалась со скалой, она была длинной и вытянутой, формой напоминая сужающийся конус, а из самой нижней точки этого конуса в бездну сочился мутный темный поток. Испарения Гниющей Бездны не позволяли приблизиться к замку живым – ни путешествующие чародеи из мира людей, ни демоны Когхагидобона, ни даже небожители, по неведомой причине забредшие в этот уголок Ада, не смогли бы выжить, вдохни они смрад, поднимавшийся из глубин. Бездна защищала замок от незваных гостей, а ядовитый источник в нижней части замка питал Бездну. Старые демоны рассказывали, что во время древней войны, едва не погубившей все сущее, это место выглядело иначе и по краю Бездны можно было ходить безбоязно, да и сама Гниющая Бездна называлась тогда иначе. Но потом что-то произошло: замок, бывший одной из многочисленных резиденций Темной Княгини – имя которой позже им повелели забыть – изменился. Наполнился силой и обрел нынешний вид; его обитатели погибли, и полагали, что их уничтожила сама госпожа; а из Бездны, стены которой покрылись ядовитой слизью, источающей удушающий пар, поднялся нестерпимый смрад. Отравленные пары окутали замок и распространились на многие мили окрест, уничтожив все живое; яд, разлитый в воздухе, был полон магии, бороться с которой могли лишь немногие. Однако не только ядовитый пар защищал замок. Старые демоны помнили бессмертного чародея, сумевшего подобрать достаточно сильные заклятья для того, чтобы уберечься от яда – он вошел в туманную муть, окружавшую замок, и вскоре пропал из виду. Назад он так и не вернулся, а само это место осталось без всяких изменений.

Если бы кто-нибудь осмелился повторить путь этого чародея, то после долгого путешествия по безжизненной равнине перед ним предстали бы темные врата, на одной из створок которых было изображено растение, с цветков и шипов которого падали капли, а на другой – тварь, совмещавшая в себе черты змеи и скорпиона. Более чем явное указание на то, кому принадлежит это место – если предыдущих намеков все еще