Назад к книге

Баламутки

Елена Александровна Трифоненко

Где современная девушка, помешанная на работе, может встретить мужчину своей мечты, способного сделать ее счастливой? Где найти преданного кавалера, который смог бы пробудить в нежной девичьей душе огонь страсти и стать защитником в час смертельной опасности? «Только на морском берегу!» – решают подружки Катерина и Светлана, и устремляются на курорт к жаркому солнечному безумию. Девушек ждут неожиданные встречи и столь милые сердцу озорниц приключения, не всегда, правда, безобидные. Тот, кто ищет, тот всегда найдет! – гласит пословица. Только какими окажутся их избранники, когда любовная пелена спадет с глаз?..

Елена Трифоненко

Баламутки

Глава 1. Нина Львовна

Дети слегка нервничали, а Никита опять уткнулся в свой смартфон.

– Надеюсь, с девчонками переписываешься? – на всякий случай уточнила я.

Зять с трудом оторвал взгляд от экрана телефона и посмотрел на меня.

– Что вы, Нина Львовна! По работе вопросы решаю.

– Мог бы хоть в субботу выкинуть свою стройку из головы.

Он развел руками.

– К сожалению, таковы сегодняшние реалии: хочешь удержать свой бизнес на плаву – будь на связи двадцать четыре часа в сутки.

– Ну-ну! – буркнула я и поёрзала. – Где же эта массажистка? Уже полвторого, а ее всё нет.

– Я не знаю, зачем вы вообще всё это затеяли, – пробормотал зять, ожесточенно тыкая пальцами в экран. – И Сёма, и Татьяна еще во младенчестве не любили массаж, а сейчас он им и подавно не сдался.

– У детей сколиоз вообще-то начинается! – взвилась я. – Надо срочно принимать меры.

Зять отложил смартфон и посмотрел на наших малышей. Сёма, скукожившись в кресле, плёл фенечку из бисера. Танюша, лежа на ковре, рисовала себе пиратские усики и фингал.

– А мне кажется, что с осанкой у детей всё в порядке, – не слишком уверенно произнес Никита. – Вы склонны паниковать на пустом месте.

Я на всякий случай схватилась за сердце.

– Конечно! Давай подождем, пока их окончательно скрючит, пока у них горбы вырастут, а носами они станут ёрзать по коленкам. Действительно, зачем паниковать раньше времени?

Лицо Никиты моментально пошло пятнами.

– Нина Львовна, не нервничайте, пожалуйста, – вам вредно. Я же не против массажа, просто не уверен, что мои дети смогут лежать спокойно хотя бы минут пятнадцать.

– Вот за это можешь не волноваться! – улыбнулась я. – Лизонька – настоящий профессионал, и она умеет обращаться с детьми.

В дверь наконец позвонили.

– А вот и она! – обрадовалась я и не преминула добавить: – Легка на помине. Сразу видно, что хороший человек!

Зять хмыкнул, а я пошла открывать.

Зинаида не обманула, когда расхваливала массажистку: явившаяся к нам девушка оказалась чудо как хороша. Золотистые волосы, тонкие запястья и длинные кукольные ресницы – ух! Чем-то эта принцесса даже мою Тоню напомнила, наверное, выражением лица: открытым и слегка наивным.

– Ах, Лизонька, а мы вас уже заждались! – проворковала я, пропуская девушку в прихожую.

– Извините, я немного заблудилась, – призналась та, скидывая розовые босоножки, сплетенные из тонюсеньких полосок. – Где дети?

– Проходите в гостиную, проходите, – подтолкнула я, радостно отмечая, что одета девушка очень удачно: в короткие шортики и полупрозрачную маечку (Эх, Никитос, на этот раз у тебя точно нет шансов ускользнуть от стрелы Купидона!).

– Добрый день! – не поднимая головы, прошелестел зять, когда мы вошли в комнату.

– Здравствуйте! – Девушка доброжелательно улыбнулась, а потом нашла глазами Сёму. – Привет! Это тебе мы будем делать массаж?

Сёма отложил баночку с бисером и крепко прижал к себе плюшевого мишку, которого последние три года почти никогда не выпускал из виду:

– Я что-то не уверен, что настроен на какие-либо процедуры. Сегодня нестабильное атмосферное давление, и мой внутренний голос подсказывает, что следует воздержаться от новых впечатлений.

Лиза испуганно оглянулась на меня.

– Не волнуйтесь, он потом настроится, – поспешила успокоить я. – Просто Сёма у нас не любит быть первопроходцем. Очень ранимый мальчик. Очень впечатлительный.

Из-за кресла вдруг выскочила Танюша, вооруженная пластиковым мечом, и заорала,