Назад к книге

Молчание небес

Алексей Александрович Небыков

«Молчание небес» – новый рассказ Алексея Небыкова. В пору первых внеземных экспедиций люди ужасались молчанию небес. Направляя космонавтов в космос, они полагали, что не одиноки во вселенной и встретят кого-то там, в вышине. Ведь вокруг было так много схожих планет. Оказалось, что маленькая Земля окружена безжизненной тьмой и необитаемыми просторами космоса. Главному герою рассказа суждено испытать трепет уже за безмолвность родной планеты. Лишь мощная станция главного модуля корабля может достучаться до самого отдаленного уголка планеты, но вход охраняет огромный страж. Ведь теперь доверяют только автоматике, а еще собаке. Человек ошибается и вредит, он небезупречен. Поэтому монстры сторожат оборудование от космонавтов. А те лишь убирают и кормят стражей. Сможет ли главный герой одолеть стража, сможет ли вылететь на Землю и спасти дочь и тех, кто ему дорог?

Алексей Небыков

Молчание небес

Посвящается моей дочери Владе, которая написала все письма герою настоящего рассказа.

-1-

– Ты же не видел вспышку? Сидишь здесь просто и угрюмо молчишь… Такой же всполох был две недели назад, когда мы остались без связи. В тот раз еще всю Землю заволокло пылью и плотными черными облаками. Корабль с припасами так и не прибыл, а сегодня должен был пристыковаться челнок с капсулами. И никто не прилетел, а такие экспедиции готовятся сильно заранее, рассеивание в космосе утверждается на месяцы вперед. Да и дело довольно дорогостоящее, доставка каждого грамма смеси дерева и пепла людей, стоит сотни тысяч…

Недовольное сопение в ответ.

– Знаю, два дня не появлялся. Но ты сам виноват – не подпускал к пульту, не слушал меня, поэтому я оставил тебя без еды. Но теперь не время для ссор. Вчера на Земле погасли огни. Те немногие, что сохранялись на поверхности после первого взрыва. Да, я думаю, что это был именно взрыв, а вчера случился еще один. Планета теперь совсем потускнела и больше не горит. Я пытаюсь связаться с Землей и другими станциями на орбите, но в ответ тишина. Твой приемник мощнее, ты должен дать мне им воспользоваться.

Глубокий выдох.

– Я знаю, тебе запрещено меня пропускать. Теперь доверяют только автоматике, а еще собаке. Человек ошибается и вредит, он небезупречен. Поэтому ты там за стеклом, сторожишь оборудование от меня. А я здесь, убираю за тобой и кормлю. Но ты ведь не можешь выйти из модуля. И пускай мне не попасть внутрь, пока ты на страже, но ты ослабнешь без еды, возможно, умрешь. И тогда я попаду на твою часть корабля. Такой был у меня план. До вчерашнего дня. Пока не погасли огни, пока моя дочь не осталась там, на Земле, в темноте. Сейчас я покормлю тебя, а потом ты должен, впустить меня на свою половину.

Я наполнил кормом отсек перед входом в главную зону орбитальной станции и отправил еду охранявшему вход немцу – овчарке ростом с годовалого теленка. Огромному зверю, способному легко перекусить любую часть моего тела, быстро, без усилий и сожаления.

– Пока ты будешь есть, я вот что тебе расскажу. Я говорил, что у меня нет связи. Это не совсем так. Земля больше не выходит в эфир, как и Центр полетов и другие резервные станции, но по обычным каналам я слышу собачий лай, там, где раньше звучали голоса космонавтов, теперь рык и скулеж. Некоторые орбитальные станции теперь совсем молчат, другие, наоборот, передают звуки стражей, таких как ты, вырвавшихся или выпущенных на волю. Я не знаю, что там у них произошло, но людей больше не слышно. А потому нам с тобой нужно действовать заодно, иначе я опять перестану тебя кормить, чтобы разобраться с этой чертовщиной.

Я приложил карту доступа к электронному табло, и двери, разделяющие нас, отворились. Зверь оторвался от еды, шерсть его вздыбилась, пасть осклабилась, глотка зарокотала, лапы напружинились. Немец готовился к прыжку. Я не стал провоцировать его дальше и заблокировал дверь.

– Зараза! Когда-то давно люди умели рассказывать такие истории, что даже волки выбирались из леса, чтобы посидеть вместе с ними у костра. Разум сумел подчинить себе инстинкты. Найду способ и я, чтобы справиться с тобой, – раздраженно бросил я