Назад к книге

Вне мира

Эдуард Александрович Дроздов

Лоренс никогда не думал, что окажется в подобной ситуации. И тем не менее, всего несколько дней назад он понимал, что в какой-то ситуации он все-таки окажется. Космический корабль, выстрелы лазерных пушек, весело кричащий рядом паренек… Все это было здесь и сейчас. И на языке помимо брани в сторону причин происходящего вертелся лишь один вопрос. В чем смысл? И на него Лоренс попытается дать ответ где-то за пределами привычного мира.

Эдуард Дроздов

Вне мира

Начнем с простой правды жизни: обычно никто не лезет в пекло по своей воле, если нет на то веских причин. Что может входить в список этих причин? Спасение близких, например, куча денег или, на крайняк, последняя бутылочка межгалактического пива в местном ларьке. Каждому свое, конечно.

Но уж точно навряд ли здравомыслящему существу придет в голову или иной мыслительный орган включить в список веских и неотлагательных причин просто обычное развлечение.

Тем не менее, сейчас парень лет восемнадцати по имени Морг стоял посреди космического корабля и нещадно гоготал, крича куда-то в сторону кормы неприличные вещи. Он был тут просто для развлечения. А вокруг, где-то в иллюминаторах, сверкали яркие красные всполохи, сопровождаемые резкими кульбитами корабля и сильной тряской.

Интересный факт: устройства считывания окружающих сигналов почти со времен изобретения были научены озвучивать ощущаемые сенсорами выстрелы из лазерных орудий в космосе. Там ведь нет воздуха и, следовательно, имеется опасность случайно столкнуться с шальным зарядом ни в чем не повинным существам. Своего рода звонок на лазерном велосипеде. Это должно было быть классическое трещащее "пиу-пиу", как в реальных условиях на планете с атмосферой или ее подобием. Но Морг не любил чего-то подобного, так что не без помощи Эйпса – андроида по родословной – сменил раздражающие звуки на "бах" и "тра-та-та" в своей озвучке.

Морга считали тут слегка ненормальным, но сам себя он таким не считал. Хотя иногда в его темноволосую, и тем не менее светлую голову закрадывались некоторые сомнения.

Но, к сожалению, не сейчас. Посреди пекла погони за их кораблем Морг ощущал себя маленьким чертенком, любящим пламя Преисподней и буквально купающимся в нем. Для него мир словно погрузился в музыку великих классиков, и улыбка, обнажающая слегка длинноватые клыки, растягивалась до ушей в благостном чувстве гармонии с собой и миром. Разумеется, в перерывах между криками преследователям о том, куда и по какой траектории он их посылает.

А вокруг только "тра-та-та" знакомым сладким голосом и легкая печаль, что его слова не дойдут до адресата.

Именно поэтому Ло оставил какие бы то ни было попытки достучаться до этого идиота: он просто не слушал. Выругавшись, мужчина все равно что кинул веточку в бушующий ураган слов этого психа, но делать было нечего: в данной ситуации Моргу не досталось никакой роли, кроме, судя по всему, заведующего командным духом.

Ло устало бы вздохнул и безнадежно растянулся в своем кресле, если бы не срочная необходимость восполнять пробои в щитах посредством соответствующей панели на его рабочем месте. Когда-то, лет двадцать пять назад, он, будучи совсем ребенком, даже подумать не смел, что окажется в такой ситуации. После очередного встряхивания он даже вскрикнул:

– Да что ж это за хрень?

И получил ответ.

– Ты знаешь, что за хрень, – отозвалась вдруг панель перед Ло. Мужчина не удивился, наоборот, сразу же решил воспользоваться моментом:

– Капитан, прошу, заткни его.

– Не сейчас, Лоренс. Я не затем связался. Сфокусируйся на левом борту, сейчас оттуда зайдут гости.

– Черт! Мы скоро там?

– Эйпс уже отправился запускать установку.

– Поторопись, Кэп. У нас мало щитов осталось. И стрелков наших подтолкни.

– Ок.

И вот Ло вновь остался наедине с криками психа, писками панели и через раз работающей озвучкой лазерных выстрелов. Тряска делала из мозгов хороший смузи, а пот постепенно начинал сочиться с его головы.

Готовясь к залпу слева, мужчина с тоской пролистнул последние дни в голове, силясь понять, какой черт его вообще укусил находиться на этой посудине, котор