Назад к книге

Лукавый бог Локи

Александр Зиборов

Удивительная и невероятная жизнь злосчастного бога хитрости и обмана Локи…

Александр Зиборов

Лукавый бог Локи

Ночной одноглазый гость

Было ли, не было ли? Не знаю.

А было следующее…

Кажется, тогда я поздним вечером задремал с книгой северных сказаний в руках…

Проснулся от скрипа раскрывшейся двери и чужих тяжких шагов.

Поднял голову и увидел шагнувшего через порог в комнату необычайно высокого человека ростом под потолок, в широкополой войлочной шляпе, почти закрывающей его лицо с волевым подбородком, с плеч незнакомца до толстых подошв грубых сапог свисал плотный поношенный плащ тёмно-синего цвета. В руках он держал длинный посох, заострённым сверху.

Вид гостя внушал невольное уважение и нарастающую опаску, едва сдержал внутренний трепет.

Звучным уверенным голосом он поздоровался и назвал своё имя – Альфёдр.

Я представился и предложил ему присесть. Он неторопливо расположился на стуле неподалёку от меня. От угощения вежливо, но наотрез отказался. Достал из-под плаща увесистую фляжку необычного вида и сделал из неё несколько глотков. По комнате поплыл явственный аромат мёда, я даже незаметно облизнул губы и сглотнул слюну.

Незнакомец поблагодарил за гостеприимство, хотя ничего особого я ему сделать не успел, сообщил, что денег у него нет, но он может отблагодарить меня интересными историями.

Я согласно закивал.

Он тут же повёл свои диковинные и странные речи.

Повествование оказалось длительным, я слушал с неослабевающим интересом. В один из моментов я заметил у рассказчика отсутствие правого глаза Альфёдра, зато другой светился умом и энергией. У меня от его взгляда аж мурашки по телу прошли.

В конце концов, гость сообщил, что все интересные истории закончились. «Самые интересные, – заметил он, – я знаю много других, но они уже совсем иные. Потому следует поставить точку…»

С этими словами Альфёдр поднялся, простился и направился к выходу.

Когда он уходил, мне показалось, что в его руках совсем не посох, а грозное копьё. Уже в окно мельком увидел гостя со спины, на его плечах в привычных позах сидели большие птицы, темнее мрака ночи, а у ног трусили две громадные собаки, похожие на северных волков.

Альфёдр зашёл за угол здания, а через секунду-другую оттуда выехал на белом жеребце, который перебирал ногами так быстро, что казалось, будто их у скакуна не четыре, а вдвое больше

После его ухода-отъезда… или именно в этот момент я проснулся…

Некоторое время приходил в себя.

Огляделся. В комнате, кроме меня, никого не было.

Книжка мифов лежала рядом. Вспомнил незнакомца, назвавшегося Альфёдром, его удивительные рассказы.

Поспешно достал листы бумаги с авторучкой: принялся вспоминать и записывать всё то, что услышал от удивительного ночного гостя…

Бог всех злосчастий

В жутком Железном лесу Локи оказался из-за своего переменчивого нрава, который толкал его на различные проделки и проказы.

Теперь он то винил во всём себя, то проникался лютой ненавистью ко всем богам Асгарда. Чаша их терпения переполнилась, и они были готовы учинить расправу над Локи за все его постоянные шалости и каверзы, в которых он не знал меры, зачастую они граничили с откровенным издевательством.

Вовремя увидев издали толпу разгневанных асов, искавших его для справедливого возмездия, злосчастный бог дал дёру из Асгарда, дабы не подвернуться под тяжёлую руку того или другого аса. Осерчали они на него слишком сильно и горели жаждой мщения.

Бежал всё дальше и дальше, нигде не чувствуя себя в безопасности.

После долгих скитаний оказался в Ётунхейме, стране могучих инеистых великанов. Иметь с ними дело не захотел, а потому забрёл в самые дебри Железного леса, где царил сумрак с почти полным безмолвием. Беглец слышал лишь своё хриплое дыхание и стук своих собственных мозолистых ног о землю, никого другого из живых существ не было. Страх леденил душу вовсе не робкого Локи, мурашки пробегали по его телу и он невольно ежился, оглядываясь по сторонам, ему казалось, что со всех сторон к нему крадутся различные чудища.

Издали злосчастный бог приметил за деревьями огромное строение из железных деревьев,