Назад к книге

Генератор счастья

Павла Рипинская

Самуил бегло проглядел показания приборов. Устал, а проснулся-то всего часов пять-шесть назад. Высадка нужна срочно, и не ему одному. Люди плохо приспособлены к долгому существованию в космосе. Так что идея срезать путь через сектор с землеподобной планетой, где можно ненадолго перевести дух, казалась отличной…

Павла Рипинская

Генератор счастья

Самуил бегло проглядел показания приборов. Устал, а проснулся-то всего часов пять-шесть назад. Высадка нужна срочно, и не ему одному. Люди плохо приспособлены к долгому существованию в космосе. Так что идея срезать путь через сектор с землеподобной планетой, где можно ненадолго перевести дух, казалась отличной.

То есть, отличной она казалась неделю назад, когда он радостно отправил световое сообщение в Центр об изменении маршрута. Сегодня пришел ответ. Лично от Павла, давнего дружка, который, судя по числу нашивок на мундире, здорово за эти годы продвинулся по службе:

«Сам, очень рад видеть! Но не вздумай туда соваться. Уже несколько лет хрень какая-то по всему сектору. То авария, то взрыв, то корабли пропадают. Поддерживающая станция на планете в единственном числе. Да и та… Все на автоматике, управляет баба одна. Кстати, сущая ведьма. А заменить некем, кто захочет в одиночку на окраине работать? Ладно, в общем, маршрута не меняй, хочу вас всех видеть тут целыми и невредимыми».

Возвращение на прежнюю траекторию – и еще несколько лишних недель в космосе. Когда вот она, родная, на экране видна. Моря и леса настоящие. Искупаться можно, на траве растянуться, по песочку босиком пройтись. Избавиться от чертовой усталости. Вот пойти сейчас и сказать команде: нет, извиняйте, летим дальше?

Самуил двадцать лет служил в космическом флоте. Этот рейс – один из последних, дальше только пенсия. Зато опыт помогал чувствовать, когда у людей нервы на пределе. Расчетный срок полета превышен в два с половиной раза. Указания Центра носят рекомендательный характер, ведь задачу они уже выполнили. От поддерживающей станции нужны только координаты для приземления. А баба? Ну, что все бабы – ведьмы, он никогда и не сомневался.

***

Перелет через сектор прошел спокойно. Кораблю его класса из-за габаритов пришлось садиться в нескольких километрах от базы. Несмотря на нетерпение, Самуил сначала связался со станцией, как того требовали правила хорошего тона.

На экране появилась блондинка в стандартной форме космофлота. Аккуратный макияж, но никаких лишних украшений, все по уставу. Самуил отметил про себя, что для управляющей станции из окраинного сектора выглядит она очень неплохо. Разговор получился быстрым, с холодком. Блондинка, как полагается, сообщила последние данные о планете, сказал, что зовут ее Таира, и что она дает разрешение на высадку и будет рада видеть экипаж на станции.

А так – никаких эмоций. Можно подумать, люди ей ужасно надоели – хотя видит она их пару раз в год в лучшем случае. Или просто четко соблюдает правила. Самуил отметил про себя, что начинает проникаться уважением к хозяйке планеты.

Покидать корабль всем разом запрещено. Одна смена уходит, другая стережет. Народ бурчал – планета мирная, судя по отчетам, бояться нечего, а там снаружи – свет, пусть и незнакомого солнца, живые запахи, звуки. Да и работы непочатый край. Биологи, геологи и иже с ними не упустят случая лишний раз побродить по окрестностям.

Как капитан он обязан подавать пример:

– Так, ребята. Со второй сменой на корабле остаюсь я. Постарался сократить число людей в ней до минимума. А первый отряд идет на сутки – двенадцать человек. Прямиком на станцию. Тут несколько километров, сможете ноги размять. Да и поосторожней, знаю я этот их «нулевой класс опасности»…

Самуил чувствовал бы себя спокойнее, если б сам возглавил высадку. Но капитану полагается брать на себя все малоприятное. А сейчас хуже всего – еще сутки сидеть в консервной банке, дожидаясь возвращения отряда.

Команда регулярно отчитывалась о продвижении, и Самуил с затаенной радостью разглядывал видео. Трава зеленовато-синяя, но, в общем, вполне земная. Если чуть прищуриться, попадающих в объектив угловатых зелен