Назад к книге

Мы играем

Анна Морион

Потерявшиеся в глухом канадском лесу и застигнутые грозой, вы мечтаете только об одном: найти уютный отель, отогреться и утолить голод. После долгих поисков вы находите желаемое пристанище, и вас охватывает неописуемая радость. Ночь в тепле и уюте гарантирована! Но будьте осторожны: иногда отели не желают расставаться со своими гостями.

Анна Морион

Мы играем

ГЛАВА 1

– Боже, Джесс, сколько можно копаться? Ты завязываешь шнурки уже минут пять!

Джесси оторвала взгляд от своих кед и посмотрела на нас: в ее взгляде отчетливо проскакивало невероятное раздражение.

– Да, ладно тебе, Тони. Джесси, что там у тебя? – сказала я, подходя к подруге, которая принялась заново зашнуровывать кеды.

– Не знаю, Энн, я завязываю, но кеды все равно болтаются, – нервно ответила мне она.

Я присела рядом с Джесси и взглянула на ее кеды.

– Ага, понятно: у тебя подошва отрывается, – со вздохом объявила я, увидев большую прорезь между резиновой подошвой и тканевой основой. – И дыра такая, приличная, я тебе скажу.

– Ну, великолепно! Это уже вторые кеды за неделю! – Джесси нахмурилась и засунула указательный палец в прорезь. – Ну, обалдеть просто! Чертовы кеды!

– Может, это потому, что ты ходишь как-то криво? – сказал Тони и подмигнул нам.

Дэн, стоящий рядом с ним, прыснул от смеха.

– Ну да, очень смешно, – строго сказала я им. – И на кой черт мы вас с собой взяли? Сидели бы дома и смотрели какие-нибудь глупые фильмы!

– Ну, я бы все равно не остался. – Тони усмехнулся и подошел к нам. – Я бы не отпустил Джесс одну, без меня. Пусть даже не мечтает!

– Ну, что теперь делать? – обреченно спросила Джесси и с надеждой в глазах взглянула на меня. – Энн, какой у тебя размер ноги?

– Боюсь, мои кеды будут тебе не в пору, – уклончиво ответила я, не желая оглашать друзьям совершенно не девичий размер моих ступней.

– Да ладно вам страдать, народ, – насмешливо сказал Дэн. – Сейчас дойдем до какого-нибудь отеля, и там починят все твои кеды, Джесс, всю твою рваную кучу.

– Ты прямо Капитан Очевидность, но до отеля еще нужно дотащиться. Да и что-то я сомневаюсь в том, что в этом лесу вообще есть люди! – с сарказмом сказала ему я.

Все мы были невероятно уставшими: за сегодняшний день мы преодолели дистанцию самую большую из всех, что нам доводилось проходить за день. Я понимала, что Дэн и Тони были явно не в восторге сейчас стоять посреди глухого канадского леса и смотреть на то, как Джесс в десятый раз перешнуровывает свои порванные кеды.

– Думаешь, придется ночевать в лесу? – с тревогой спросила Джесси, смотря мне в лицо. – Нет, только не это! Я, конечно, люблю пеший туризм, но, черт, ночевать в лесу? Увольте!

– Тогда, наконец, собери свои ласты, и пойдем уже, – грубовато, на мой взгляд, сказал ей Тони.

– Блин, Тони! Я не могу идти в порванных кедах! Они с меня слетают! – повысила голос Джесси. – Поддержал, спасибо!

– Дэн, какой у тебя размер ноги? – поспешно обратилась я к Дэну, так как знала, что когда влюбленная парочка ругается, лучше остановить их прежде, чем они наговорят друг другу гадостей.

– Зачем тебе? – нахмурился Дэн.

– Не мне, а Джесси. У тебя ведь есть запасная пара кед?

– Ну, допустим. Хочешь, чтобы я отдал ее Джесси?

– Ну да.

– Энн, она утонет в моих кедах.

– Да ладно? – с иронией сказала я, зная о том, что размер его ноги был даже меньше моей.

Дэн явно понял, что я имела в виду, так как тут же укоризненно поджал губы.

– Ты же знаешь, что из-за этого меня и так вечно дразнили: в школе, сейчас в универе… И ты туда же? – недовольно сказал он.

– Сейчас не время дуться. Просто достань свои кеды и отдай их Джесси, иначе, мы просидим здесь до самого утра, – похлопав его по спине, сказала я.

– Да, Дэн, неси уже сюда свои кеды, а потом уж будем над тобой прикалываться! – пробубнил Тони, ковыряясь в кедах Джесс.

– Нет, Тони, смеяться мы над этим не будем, – предупредила я, зная, как тяжело наш нежный и артистичный Дэниэл переносит насмешки над его «королевской особой».

– Ага, знаю я вас, – угрюмо ответил на это Дэн. – Потом будете припоминать мне это тысячу лет, пока мой хладный труп не остынет от расст