Назад к книге

Кварион

Владимир Леонидович Шорохов

После ареста инквизитора Ян ушел далеко в прошлое и неосознанно создал воронку времени. Чтобы ее разорвать, Алла, корректировщик прошлого, стреляет в него. Но все пошло не по плану. Маленькая девочка Лада спасла Яна, а после и Аллу от казни, ведь ее поймали как ведьму. И вот на горизонте появился Сноук, фирилонец, разведчик во времени, он ищет давно потерянный на земле прибор. В нем скрыт интеллект космического корабля, который знает, что произошло на планете Фага. Именно с этой планеты и началось обрушение, и чтобы не допустить подобной участи, Ян с девочкой должны первыми найти Кварион и спасти землю.

Владимир Шорохов

Кварион

Серия

1 книга «Провал (https://www.litres.ru/vladimir-leonidovich-shorohov/proval/)»

2 книга «Воронка времени (https://www.litres.ru/vladimir-leonidovich-shorohov/inkvizitor-vremeni/)»

3 книга «Кварион»

1. Бриллиант

Гордей еще не спал, да и не мог уже спать, может тому виной старость, а может болезни, что стали его одолевать и не давали спокойно закрыть глаза. Сразу почуял, что в горнице кто-то есть, глаза были уже не те, но и страха, что был в детстве, уже нет.

– Кто? – уверенно спросил он и, поднявшись со скамьи, направился к печи, чтобы зажечь свечу.

Низкие потолки, приходилось нагибаться, чтобы не удариться о перекрытие, которое проходило через всю избу. Вспыхнул свет, он был тусклым, но хватило, чтобы рассмотреть девочку, которая сидела в углу и внимательно смотрела на него.

– Ты кто такая, откуда? Мамка выгнала или…

– Молчи и слушай меня внимательно, – девочка встала. Она была одета не как дворовые, вроде как и платье, но чудное, цветастое, словно цветок с поля. А еще брошь на шее и браслетики на тонкой ручке. Гордей склонил голову, признав себя не равного ей. – Они уже близко, перешли Кердь и Смердяка и подошли к Давыдово, – старик перекрестился, он понял, о чем говорит божий образ в лике девочки. Слышал от настоятеля, что порой приходит некий и вещает. – Скоро взойдет желтая звезда, как только на горизонте появится оттенок, бей в набат и никого не слушай, бей, что есть мочи. Спаси души.

– Кто ты? – еще раз спросил он девочку, но она, хихикнув, отбежала в угол и тут же исчезла.

Гордей перекрестился, помнил набеги, знал, к чему они приводят. Еще в детстве, когда жил в Горовке, испытал эту беду, но тогда ему с мамкой удалось скрыться в овраге и просидеть там два дня, а вот отца угнали, и с тех пор про него никто ничего не слышал. Вот пришлось встать к мехам, взять молоток и заменить отца.

Выйдя из дома, он посмотрел на черное небо, все уже давно спали, но он знал путь к монастырю, раньше помогал его строить. Спешил, словно опаздывал, задыхался, но не останавливался. Святой образ не лжет, он всегда говорит правду, старик перекрестился, коснулся толстого каната, посмотрел в сторону горизонта. Все было тихо, мирно, но были времена, когда Пронск горел, точно так же как и Рязань. Как только на горизонте появилась розовая полоса, старик еще раз перекрестился и, сжав пальцами канат, ударил в набат.

Через полчаса его скрутили, стащили с колокольни и бросили в подвал.

– Кто тебе сказал бить в колокол? – спросил немолодой монах.

– Ко мне приходил голос в образе девочки, вещал. Люди, что носят овчинные шапки летом, уже перешли реку Смердяка и теперь в Давыдово. Велел бить в набат.

– Будет тебе набат двадцать палок, узнаешь, как тревожить народ.

– Постой гневаться, – в подвал спустился воевода и, присев перед стариком, посмотрел ему в лицо. – Значит, говоришь, приходил голос к тебе.

– Вот истинный крест, приходил, а потом ушел, даже не открыв дверь, велел бить, сказал…

– Мирон! – крикнул воевода, – возьми Данила и в Давыдово, ворота закрыть, огни зажечь. Эх, старик, даже не знаю, что лучше, что бы ты оказался неправым или все же успел предупредить.

Гордея отпустили, а когда пришел в свою хижину, он увидел испуганное лицо Фоки, сына дочери Антонины, что скончалась в прошлом году.

– Что уставился, разжигай огонь, работать надо.

– Дед, там он…

– Что такое еще, – оттолкнув мальчишку, он вошел в дом и почувствовал неладное. На длинном столе лежал