Назад к книге

Кто мы

Оскар Рай

Ироничная, философская, глубокая пьеса… Как контрастный душ, она не позволит расслабиться ни на минуту. Пьеса о жизни. Точнее, о жизни во всех ее проявлениях. Мир без масок и лицемерия. В уникальной стихотворной форме поднимаются те вопросы, которые всегда волновали в той или иной степени каждого человека. Религия и политика, деньги и истина, счастье и любовь, секс и… И всё это без кожуры лицемерия. Слова будоражат мысли и чувства, заставляет думать и по-новому ощущать мир. Это пьеса-зеркало… и отражение в нём только твоё!

Акт1. Про истину

У масс людских потребности остались

Незыблемые – зрелища и хлеб.

Мир изменился, мы не поменялись,

По-прежнему, кто глух, кто нем, кто слеп…

И правда, как и раньше – только слово.

Иллюзия, стремящаяся быть!

По сути, в ней нет толка никакого,

Ведь каждый хочет лишь своею жить.

И стало быть, нет правды! Нет канона,

Который объяснил бы всё и вся,

Но со времен царей и фараонов

Стремятся люди обмануть себя.

Все ищут истину. Да! Истина святая!

Про святость мы сейчас поговорим.

И ровным счетом ничего не понимая,

Идет толпа – кто в пепел, а кто в дым.

Но лозунг их всегда один и тот же:

"За дело правое давайте все умрём!

Или убьём неверных, непохожих.

Всех тех, кого такими назовём!"

А что? За правду грех не уничтожить.

Верней, не грех за истину убить.

Тем более такой подход поможет

И остальных в чём хочешь убедить.

А большего, пожалуй, и не надо.

Ведь цель не вразумить, а запугать.

Тому, кто в ужасе дрожит под страхом ада,

Свой взгляд на мир совсем не трудно навязать.

И знаете, об этом рассуждая,

Напрашивается один вопрос:

Ну кто, скажите, эту истину рождает?!

Кто в нашу жизнь это понятие привнес?

Я слышал боги часто посылают:

Заветы, свитки, …аудио курс

Про то, кто во Вселенной заправляет,

Но вряд ли они истину несут.

И тем не менее религий насчитали

Примерно тысяч десять на земле.

А истин столько боги передали –

Не хватит жизни, чтобы внять их все.

И каждая кует своих фанатов,

Бредущих слепо за поводырем,

Который не за так кричит, за плату:

"Мы с нашим Идолом вмиг счастье обретём!

Вы только следуйте священному писанию!

Его как раз я утром дописал…

И в рай войдете через покаяние!

На нужды храма, кстати, кто еще не сдал?!

Давайте, не скупитесь, вам зачтётся.

Там видят всё! И жадных не простят!

Поторопитесь, Страшный суд вот-вот начнётся,

А черти в преисподней не спят.

Создатель милосерден не настолько,

Чтобы творениям провинности прощать!»

«Билеты в рай, простите, стоят сколько?!»

«За десятину можешь забирать.»

Под музыку, под танцы, песнопения

Мозги народу пудрят хитрецы.

От вечных мук в аду сулят спасение.

Надежду продают им. Молодцы!

А люди-то обманываться рады,

Чтобы своей не думать головой,

Сбиваются в податливое стадо,

А там пастух для них учитель и герой.

Он всё расскажет, объяснит как малым детям,

Что хорошо, что плохо, что нельзя…

Поведает о жизни на том свете,

Неверных отчитает по чём зря…

И те подобно зомби под гипнозом

Поверят в неземные чудеса,

В Лапландию и Дедушку Мороза,

Который заберёт на небеса.

Подумать только, кому души доверяют

Страдающие леностью ума.

В тумане жить они предпочитают.

Нет, не заставить их открыть глаза.

Да и зачем им это делать? С какой стати?

Быть просто зрячим – недостаточный мотив.

Гораздо выгодней плестись бездумно в стаде,

Пониже голову к копытам опустив.

Это потом они ревут в недоумение:

"Как вышло так, что нас пригнали на убой?!"

Лишь перед смертью к ним приходит озарение –

Всё важно до тех пор, пока живой.

Но как же быть? Во что-то верить надо!

Нельзя без веры! Кто-то так сказал.

И это ведь воды чистейшей правда.

Нам Сталин это ярко показал.

И он не долго был религиозен.

А позже вовсе, истреблял подобный слой.

Сам стал как Бог – велик, могуч и грозен.

Для масс народных просто Лик Святой.

Подмену, в общем, мало кто заметил.

Вчера был богом Бог, сегодня – Вождь.

Что с тем, что с тем путь в будущее светел.

Но а пока: страх, мрак, холодный дождь…

Структура веры изменений не потерпит:

Надежда, идол, истерический испуг.

И даже если вам мише