Назад к книге

И: Малое стихотворное собрание. Том 3

Дмитрий Александрович Пригов

Лев Владимирович Оборин

Дмитрий Александрович Пригов – один из основателей московского концептуализма, поэт, прозаик и художник, автор тысяч стихотворений, «неканонический классик». Поэтический дар Д. А. Пригова – уникальный, щедрый и неукротимый – разносторонне представлен в этом собрании. Буквы П.Р.И.Г.О.В. стали здесь ключами к темам и мотивам его поэзии – от преисподней до рая, от вины до искренности.

В третий том вошли стихи, связанные с ИСКРЕННОСТЬЮ, ИСКУССТВОМ, ИСКУШЕНИЕМ и ИНЫМИ.

Дмитрий Александрович Пригов

И

Искренность

«Какая радость на сердце немыслимая…»

Какая радость на сердце немыслимая

Когда дитя мое уже осмысленное

Ко мне бежит порою пропадая

А я еще такая молодая!

Господи, такая еще молодая!

И кто-то спрятавшись за деревом следит

Как я живу, и Бог благословит —

Я чувствую

«Уходит детство – ну и пусть…»

Уходит детство – ну и пусть!

Придет другое что-нибудь

Но жалко, Господи! Как жалко

Родное, рядышком побудь!

Я буду так тебя любить

И нежно гладить по головке

И разное там говорить

Давай – скажу тебе я – Вовка

Давай – скажу я – подождем

Родимый комсомольский возраст

И побежим тогда втроем

Навстречу жизненному счастью

Когда же срок тот подойдет

Ужасный, неземной и страшный

То кто-нибудь из нас умрет

Наверно я, как самый старший

«Какая мягкая погода…»

Какая мягкая погода

Совсем, совсем, как в пору детства

Моего

Совсем, совсем в пору одеться

В сандалики на босу ногу

И в матросочку

И поскакать на речку прямо

Выкрикивая: Мама! Мама!

Где ты? —

А все вокруг уже в слезах

«Отойдите на пять метров…»

Отойдите на пять метров

А особенно девицы

Я щас буду материться

Воздуха пускать до ветру

Отчего? – да просто так

Как бы некий жизни акт

Спасительный

«Девушка пройдись и встань…»

Девушка пройдись и встань

Лет семнадцать тебе вроде

Ты прекрасна при народе

Словно трепетная лань

Ну а я уж стар и зол

Сорок лет мне будет вроде

Как поэт я при народе

А по правде – как козел

«Счастье, счастье, где ты? где ты…»

Счастье, счастье, где ты? где ты?

И в какой ты стороне?

Из-под мышки вдруг оно

Отвечает: вот я! вот я!

Ах ты, милое мое!

Детка ненаглядная!

Дай тебя я пожалею

Ты сиди уж, не высовывайся

«Я пускай белье стираю…»

Я пускай белье стираю

Я пускай обед варю

Я все время повторяю:

Жизнь, я так тебя люблю

Я пускай белье варю

Пусть обед я повторяю

Я все время говорю:

Жизнь, я так тебя люблю

И обед я так люблю

И белье я так люблю

Жизнь, тебя я повторяю

«За нравственность я мелкобуржуазную…»

За нравственность я мелкобуржуазную

Я все-таки люблю невинных дев

Когда потупив взор или воздев

Они подходят с целомудренною фразою

Про половые органы не зная и сказать

Не зная даже точно где они

С одной лишь возвышенной идеею

О, как мне хочется ее расцеловать

И вместе с нею плакать беспричинно

О, милая! я тоже – дева, хоть мужчина

«Ночью – это просто жуть…»

Ночью – это просто жуть

Одному выйти на кухню

Тараканы ходят с уханьем

Как уж тут на свете жить

Все один, да все один

Тараканы! Сестры, братья!

Вас не буду убивать я

Лишь к себе меня примите

Буду с вами честно жить

«Обмываю свое тело…»

Обмываю свое тело

После честного труда

Тело ласки захотело

В смысле – влаги и тепла

Среди дня всего лишённо

Требует в ночи тиши

И со стороны души

Хоть вниманья небольшого

Мне не жалко – вот те тело

Душ и ласка и вода

Мне не жалко ради дела

Ради общего труда

«Я в общем-то пишу несложно…»

Я в общем-то пишу несложно

О том, что так легко понять

И по сравнению с другими

Нет повода, чтоб мне пенять

Но интонацья у меня

Есть некой легкости опасной

Которую народ серьезный

Не может искренне принять

Да и не должен

«Вот молодежь ко мне приходит…»

Вот молодежь ко мне приходит

А что я ей могу сказать

Учитесь? – да уже сказали

Женитесь? – женятся и так

А поженившись-научившись

Так это каждый п