Назад к книге

Лодейцин

Иван Олейников

Фантастическая повесть. Психологический детектив. Полицейское расследование.

От автора

Ненавижу пояснения, но придется написать.

"Лодейцин" – отрывок из незаконченного романа "Второй мир". "Второй мир" – космоопера про далекое будущее, третья книга в серии "Олимпия".

Действие происходит в агломерации космических кораблей под названием Олимпия. Олимпия – несколько тысяч кораблей-городов, где живут порядка трех миллионов человек. Олимпия по несколько тысяч лет летит от звезды к звезде и колонизирует звездные системы.

Общество Олимпии устроено как сословная демократия, но бывают и временные закидоны в сторону монархий.

Политики – сословие гражданских управленцев. Чиновники, если грубо.

Колонисты – высшее сословие олимпийцев. Военные, если грубо. Среди колонистов наибольшим авторитетом пользуются пилоты и десантники.

Сейчас Олимпия летит от звезды под названием Сура к звезде Тахо. Сейчас она где-то посередине между этими звездами.

За время полета на Олимпии происходит разное. В том числе был период, когда она разделилась на несколько государств, которые вели между собой войну. Эвар и Хейминия – два таких враждующих государства. Их жители, соответственно, эвариты и хеймиты.

Также Олимпия – это название всеобщего государственного искусственного интеллекта. Продвинутый Гугл будущего, если по-простому. Олимпия общается с гражданами через гаджеты.

На Олимпии есть Первый мир и Второй мир. Первый – это обычный физическая реальность, Второй – цифровая модель физической реальности.

Второй мир – смоделированная в компьютерах модель мира. Во Второй мир можно переносить разум людей, где они живут вечно. Туда переносят самых достойных граждан, всё это законно, гуманно и добровольно. Представьте Матрицу, но где никто никого не обманывает и не пытается использовать.

Жизнь во Втором мире – это награда, и достойны ее не все. Обычно туда переносят людей на склоне лет. Там люди живут в молодом, неизменном теле и не умирают. Для них Второй мир – абсолютно нормальная физическая реальность: земля, небо, солнце, природа, море, дома, люди, животные. Просто всё это смоделировано внутри компьютера. Жители Первого и Второго мира общаются через обычные гаджеты. Повторю: всё добровольно, честно и по закону.

Ян Весенник – главный герой и рассказчик, роман написан от его лица. Ян – нейрофизиолог, писатель, один из второмирников. В 77 лет он пошел на перенос и уже несколько тысяч лет живет во Втором мире.

Кирилл Япет – друг Яна, философ, социолог, писатель и тоже второмирник. Попал во Второй мир на двести лет раньше Яна.

Как и у прочих обитателей Второго мира, у Яна Весенника много времени. Одно из его развлечений – заниматься историческими исследованиями. В рамках одного такого исследования он рассказывает про идеальный наркотик.

Именно эту историю я и оформил в отдельную повесть "Лодейцин", которая перед вами. Надеюсь, я не забыл пояснить что-то важное.

Спасибо!

Глава 1

Преступный мир

Существует ли на Олимпии преступный мир? Именно мир, а не отдельные преступники, ибо в существовании последних не приходится сомневаться. Я твердо уверен, что преступный мир существует, и у меня есть к тому прямое свидетельство, а именно свидетельство моего отца, бывшего, по его словам, частью этого мира. Частью крохотной, но всё-таки несомненной.

Но скажу сразу, хоть преступный мир и существует, но он существует в глубокой тайне, заставляющей сильно сомневаться в его наличии. И он так скрыт не только потому, что сам хочет быть скрытым, но и потому, что сохранить его в тайне хотят наши власти. В этом, думаю, самая сокровенная, неразглашаемая и важная функция нашей цензуры.

Обычный житель Олимпии может жизнь прожить, думая что есть только отдельные негодяи, а преступных организаций и быть не может. Многие так и живут с таким убеждением, и даже видя в кино намеки на это, они воспринимают их как выдумку, такое фантастическое допущение или что-то давно минувшее.

Однажды, когда мне было тридцать, отец прямо взял и рассказал мне всё, что знал на эту тему. Он откровенно признался, что участвовал в торговле наркотиками. Я поначалу д