Назад к книге

НГ-байки. Как я в «Независимой газете» служил

Андрей Борисович Рискин

Если предыдущие книги Андрея Рискина были посвящены флоту, точнее, веселым флотским историям, то «НГ-байки» – это книга о российской журналистике. Как полагает автор, смешно бывает не только на флоте, но и на суше. Если учесть, что автор отдал «Независимой газете» больше трети жизни, то есть почти 22 года (по сути, столько же, сколько службе на флоте), естественно, смешных историй (баек) у него накопилось немало.

В формате A4-pdf сохранен издательский макет книги.

[i]Внимание! В книге используется ненормативная лексика![/i]

Андрей Рискин

НГ-байки. Как я в «Независимой газете» служил

Вместо предисловия

1991 год. Юрмала, концертный зал «Дзинтари». Фестиваль свободной прессы. Выступают «Наутилус Помпилиус» («Я хочу быть с тобой») и другие популярные рок-группы.

Публика в экстазе, музыканты сменяют друг друга.

Вдруг на сцену выходит какой-то мужик с усами и нудно рассказывает о «самой лучшей и самой независимой газете страны». Минут пятнадцать. Публика начинает роптать, но мужик не уходит, пока не заканчивает спич. Звали этого мужика Виталий Товиевич Третьяков.

Так я узнал о существовании «Независимой газеты».

С Третьяковым я потом виделся только два раза. Один раз, когда он пригласил в кабинет на беседу лучших собкоров региональной корсети (их тогда было очень много), а второй раз, когда в Манеже пафосно отмечали 10-летие «НГ». Тогда Виталий Товиевич проявил чудеса находчивости и фантазии. То, что сотрудникам уже три месяца не платили зарплату, его, похоже, не слишком волновало.

Часть 1

Новгородская (собкоровская)

Более тесное знакомство с «НГ» произошло через много лет.

В 1997 году поперли меня без выходного пособия из областной газеты «Новгородские ведомости».

Провинился я перед властями (газета принадлежала администрации региона) дважды.

Во-первых, в свободное от работы время издавал свою газетку – автомобильный ежемесячник «Новгородские колеса» (не путать с «колесами» в виде всяких таблеток). И накануне выборов президента в 1996 году в газетке своей рассказал о кандидатах в президенты-1996. Всех похвалил (взяв с партий, конечно же, денежку за рекламу), а о Борисе Николаевиче написал все, что думал, то есть нелицеприятно, мягко говоря (и бесплатно).

Тираж разошелся на ура.

На следующий день после выхода «Колес» полпред президента в Новгородской губернии Михаил Дягилев зло бросил главному редактору «Ведомостей» Владимиру Дмитриеву:

– Ну что, ты понял, какую змею на груди пригрел?

Так моя карьера в новгородской журналистике стала стремительно катиться в пропасть.

А главное, во-вторых, то ли сдуру, то ли со скуки, решил я ровно через год после первого ЧП баллотироваться в депутаты областной Думы. Как независимый, естественно, кандидат.

В 11.00 подал документы на регистрацию в избирком, а в 11.15 (еле успел дойти до редакции) главред меня к себе вызвал:

– Вы что, намерены депутатом стать?

– Да. А разве запрещено?

– Нет, не запрещено. Но вы же намерены попасть в Думу благодаря авторитету нашей газеты?

Авторитета у газеты, естественно, не было.

Однако я ответил Дмитриеву:

– Так ведь и вы, Владимир Николаевич, стали депутатом благодаря газете…

В общем, депутатом я не стал (поделил второе-третье места в гонке), а стал безработным.

Полгода жил на подножном корму. А весной написал статью в «НГ». «Приложил» областную власть и губернатора Михал Михалыча Прусака лично.

Через пару месяцев я уже стал собственным корреспондентом «НГ» в Новгородской и Псковской областях.

А еще через пару месяцев губернатор вызвал к себе главного редактора «Новгородских ведомостей», чтобы вылить последнему на голову пару ночных горшков:

– Дмитриев, ты мудак, что ли?

– Простите, Михал Михалыч, а в чем дело?

– Какого хрена ты Рискина уволил? Сидел бы человек у тебя под колпаком и писал о том, что в Маловишерском районе надои повысились, а в Мошенском снизились… Теперь он с утра до вечера в своей «Независимой газете» нам на федеральном уровне имидж портит…

* * *

С Прусаком мы потом помирились. Михал Михалычу нужно отдать должное – как правило, долго з