Назад к книге

Объединение: до и после. Сборник рассказов

Дарья Чапыгина

Сборник коротких рассказов с героями книг «Объединение» и «Объединение: альянс». Что было с персонажами до описываемых событий и как они жили после пережитого? Какие тёмные тайны хранило их прошлое, и что оказалось скрыто в истории? Что ожидает в будущем, чего нельзя миновать?.. Всё может оказаться иначе, если взглянуть на судьбу героев (и не всегда главных) через призму их новых историй…

Дорогие читатели и впервые открывающие для себя мир планеты Анвирия! Эта книга – коротенькие и не очень «зарисовки» о жизни персонажей книг «Объединение» и «Объединение: Альянс», дань памяти персонажам, которые сопровождали меня столько лет. Надеюсь, вам будет интересно узнать, что случилось с разными героями ПОСЛЕ событий книг и что случалось в их жизнях ДО произошедшего. Большое спасибо за внимание к Анвирии и миру Двусолнечной Системы!

Марис: до короны

По шумной улице шёл юноша с удивительно длинными волосами. Все вампиры оборачивались на него – так он сиял радостью и жизнью, что они, спокойные и степенные, невольно задавались вопросом: уж не человек ли он? Но разве осмелится человек приехать сюда, в Ригену, в Гелиосс – столицу вампирской державы? Вряд ли – и жители тут же отметали эту идею, уходя по своим делам, любуясь уже новыми лицами, думая о других…

Юноша, чьи красивые утончённые черты вводили в заблуждение вампиров, жизнерадостно оглядывался по сторонам, улыбаясь от счастья. Он прикрыл на мгновение необычайно чёрные глаза – да, он здесь, никаких препятствий нет! Теперь осталось чуть-чуть: найти друга Этриха, его возлюбленную Марис, и они сопроводят его на самое важное событие в жизни – на овампиривание. В уютной комнате Этрих подарит ему свой укус, и юноша получит неограниченные возможности, станет вампиром, сможет быстро путешествовать, видеть то, чего не видят другие, а его красота запечатлеется на века, как мраморное изваяние, – вот что ждало его сегодня…

Юноша обернулся и помахал родителям – двум немного смущённым происходящим мужчине и женщине, красотой, уже немного померкшей и от этого элегантной, похожим на него, хоть и многим старше. Они приехали поддержать сына, ведь по программе овампиривания обязательно присутствие свидетелей «не вампиров», дабы в последствии новообращённый не мог предъявить претензии в насильственном перевоплощении.

– И всё же, что за жизнь ты выбрал, Лэй! – подошёл к юноше отец, поглаживая короткую бороду и глядя на двух вампиров в отдалении, о чём-то беседующих. – Уверен ли ты, что вечность для тебя?

– Отец! – добродушно рассмеялся Лэй, – Это будет лучшим подарком, лучшим, что я могу дать себе для жизни!

– Никто не знает, чем что обернётся. – подошла его мать, женщина в длинном синем платье и аккуратной шляпке с декором из маленького букетика свежих цветов. Всем своим видом она напоминала заядлую театралку, только ушедшую с очередной премьеры и уже готовую снова сойти в партер.

Однако не всё было так безоблачно. На другой стороне улицы, скрытой от Лэя высокими гротескными костёлами и башнями, разворачивалась другая сцена.

Марис Аруэлла Жестина, прекрасная вампирша с золотыми волосами, струившимися по плечам роскошного зелёного платья с лентами, шла под руку с Этрихом-Эстебаном Риберти, своим черноволосым привлекательным возлюбленным в чёрном камзоле. Оба светились от счастья, были похожи на прекрасные скульптуры, если бы не движения и не улыбки, которые вдруг сменились замешательством, а потом и неприязнью.

– Пустите! Отпустите их! – раздался крик, полный боли.

Один вампир оттаскивал девушку, вовсе не вампиршу – человека или ферра, от двоих маленьких детей, отчаянно простирающих к ней руки и зовущих её мамой. Детей уволакивал другой вампир, легко, как будто бы те были пушинками на ветру. Словно они и не вырывались вовсе. Молодая девушка безуспешно дёргалась, силясь освободиться, как вдруг державший её вампир всадил ей в горло два острых клыка и впрыснул обездвиживающий яд. Девушка замерла с вытянутой напряжённой рукой, указывающей на детей, а те закричали, но не зажмурились, а только сильнее стали рваться к матери.

– Не могу