Назад к книге

Нечисть на государственной службе

Николай Нылоп

Эта книга повествует об истории одного оборотня. О начале его пути по карьерной лестнице одиннадцатого отдела, государственного учреждения призванного бороться с нечистой силой.

Пролог.

Рыбы медленно плавали в стоячей воде. Они старались найти хоть что-то, что могло напомнить им об ушедших водных просторах. Одни давно выбились из сил. Другие по четвёртому кругу изучали новую местность. Иные, обезумев от страха, бились о край водной глади, как будто старались преодолеть ненавистный барьер и погрузиться в новый, невиданный ранее мир. Именно они и уходили первыми. Человеческая рука забирала их на несколько мгновений, а после возвращала обратно. Только они были уже не живыми. Эти существа дышали, шевелились, но уже не жили. Разум был похищен, душа выпущена на свободу, а тело продолжало выполнять свою работу, никому не нужную и потому бессмысленную.

Инхару, или просто Хару – агент одиннадцатого отдела – ожидал назначенной встречи в небольшом ресторанчике «Ферас», что находился напротив Солёного рынка. Капитан, инициатор встречи, запаздывал более чем на полтора часа.

Молодой агент потягивал четвёртую чашку чёрного чая.

Повар напевал какую-то глупую мелодию, которая переплеталась с еле слышным шипением масла, рутинным шумом за окном ресторана и голосами посетителей. В какой-то момент два голубя приземлились на каменную брусчатку и, не обращая внимания на проходящих мимо людей, лениво затопали в своём никому не известном направлении.

Больше от скуки, чем от желания молодой агент заказал сэндвич. Он состоял из двух ломтиков белого хлеба, между которыми виднелись прослойки из сыра, ветчины и лист восточной капусты. Хару никогда не понимал зачем здесь нужна капуста. Он с тем же удовольствием съел этот сэндвич, если бы в нём был огурец или помидор. Но капуста. Если во время еды на мгновение задуматься и недостаточно сильно откусить лист капусты, то лист целиком покинет сэндвич, а то и утянет за собой ветчину с сыром. Странное блюдо. Видимо, повар никогда его не ел и готовил только по заказу посетителей.

Прошёл ещё час, в кафе вошёл капитан. К этому времени серые тучи начали застилать небо.

– Ты должен был доложить полковнику о случившемся, – начал капитан, садясь на стул напротив Инхару. Положив фуражку на стол, он откинулся назад и скрестил руки.

– Была глубокая ночь, я был ранен. И всё-таки я оставил записку о случившемся на КПП. К тому же полковник был у себя в кабинете в компании сомнительных личностей, и из кабинета исходил шум и запах, свойственный больше кабаку, чем кабинету полковника. Так что я избегал заразного общества, как ты меня и учил.

– Кажется, я говорил иначе. Не ты должен избегать заразного общества, а тебя, заразу, нужно от общества изолировать, – капитан сделал глубокий вздох, подозвал официанта, заказал кофе и продолжил свой расспрос.

– Ладно, расскажи, что тебе известно.

– Оборотень. В холке почти два метра, и этой ночью он не достиг своего предела. Шкура вороная. И он королевских кровей.

– Откуда такая уверенность.

– У него нет запаха.

– Может он проходил через какие-то опыты.

– Ты не понял…

Беседа была прервана подошедшим официантом, который принёс кофе.

– Запаха нет. Ни его собственного, ни чужеродного. Мы были в канализации, я всё утро пытался отмыться от этой мерзости. С него запах сошёл моментально. Наука не способна на такие творения.

– Ясно, – капитан достал блокнот и карандаш из нагрудного кармана и принялся делать записи, – так какова его цель?

– К сожалению, мы не успели поговорить. Его жажда моей смерти была сильнее моего стремления вступить в диалог. Да и мне как-то было неудобно обмениваться приветствиями. Но, если честно, мне кажется, он караулил кого-то из седьмого отдела.

– Основания?

– Интуиция и только.

– Ясно. Ещё что-то? – Хару отрицательно покачал головой. Капитан положил блокнот на край стола и принялся за кофе.

– Ты знаешь, сегодня времени у меня не так много. Я бы хотел вернуться в отдел до начала дождя.

– Если честно, я думаю, вы его не найдёте. Этой ночью он покинет верхний город, перепрыгнув через стену.

– П