Назад к книге

Свет выключенных фонарей

Дмитрий Владиславович Федоров

В середине 21 века все человечество ликовало. Угрозы войн, климатических катастроф и голода остались в прошлом. Далеко за орбитой Земли группировка спутников-стражей, охраняла внутреннюю систему от любых непрошеных гостей. Открытие же генетического кода последнего из неизвестных вирусов, казалось, навсегда огородило цивилизацию от грозящих ей эпидемий. Человек, в своем развитии, достиг всех высот, предвкушая очередной эволюционный скачок – рывок к звездам. Но в недрах созданной им техносферы уже зрела опасность, готовая перерасти в глобальную пандемию. Пандемию неизвестной природы, которая отбросит человечество обратно в каменный век.

«…и когда Он снял четвёртую печать,

я слышал голос четвертого животного,

говорящий: иди и смотри. И я взглянул,

и вот, конь бледный, и на нем всадник,

которому имя «смерть»; и ад следовал за ним;

и дана ему власть над четвертою частью

земли – умерщвлять мечом и голодом,

и мором и зверями земными».

(И.Б. Откр. 6:7-8)

В середине 21 века все человечество ликовало. Угрозы войн, климатических катастроф и голода остались в прошлом. Далеко за орбитой Земли группировка спутников-стражей, охраняла внутреннюю систему от любых непрошеных гостей. Открытие же генетического кода последнего из неизвестных вирусов, казалось, навсегда огородило цивилизацию от грозящих ей эпидемий. Человек, в своем развитии, достиг всех высот, предвкушая очередной эволюционный скачок – рывок к звездам. Но в недрах созданной им техносферы уже зрела опасность, готовая перерасти в глобальную пандемию. Пандемию неизвестной природы, которая отбросит человечество обратно в каменный век.

***

– Не понимаю, зачем он вам нужен. Впрочем, как я думаю, – главный врач бегло взглянул на документы Ольги, и кивнул, – мне лучше такие вопросы не задавать. – Ольга натянуто улыбнулась и, поправив юбку, присела напротив. – Мне сообщили о вашем прибытии. По правде говоря, я заинтригован, чем этот доходяга мог заинтересовать бюро. Конечно, в его деле и медицинской карте масса дыр.… Но ни его же бредни о конце света привели вас сюда.

– Боюсь, мне придется вас разочаровать, мистер Эйдриан. Все гораздо проще. И хоть я и ограничена рамками неразглашения, – протянула она, – некоторые факты о прошлом пациента я могу открыть перед вами. Для, так сказать, – усмехнулась она, – налаживания диалога. Он, – буднично добавила она, – съехавший с катушек гениальный ученый, – доктор удивленно вскинул брови, и наклонился вперед, жадно ожидая продолжения. – Работал на правительство. Был ведущим специалистом в одном из госпроектов. В определенный момент, – она задумалась, подбирая слова, – его словно подменили. Он занял позицию активного критика проекта, всячески противодействуя его продвижению. Более того, откровенно саботируя разработки. Мне нужно понять мотивы его поведения и принять решение о его дальнейшей судьбе. С вашей, конечно, помощью.

– Теперь все понятно, – разочарованно и, как показалось Ольге, с облегчением ответил Эйдриан. – Но, я, конечно, извиняюсь, – он понизил голос и суетливо покрутил головой, словно опасаясь, что их подслушивают, – но на кой вам сдался этот псих? Картина абсолютно ясна. Он шизофреник, впавший во власть своих иллюзий. Случай далеко не уникальный, мне ли не знать, что гениальность ходит под руку с безумием. – Ольга неопределенно пожала плечами. – Что ж, он сейчас на препаратах, так что ничего стоящего из него вы не вытяните. Да и вообще услышите ли что-то внятное – большой вопрос.

– Я все же попробую, – ответила Ольга, – привычным движением она скрестила ноги, удобно расположившись в кресле, – Расскажите мне о нем, в самых общих чертах, мне нужно знать с чего начать, как держаться с ним.

– Что ж. При поступлении пациента мучали обессии, сопровождающиеся сильнейшими головными болями и судорогами. Когда наступала ремиссия, все слова сводились лишь к одному – о скором наступлении Армагеддона. Но это были не простые бредни сумасшедшего. Могу вас заверить – картины его мира завораживали и пугали одновременно. Они были подкреплены весьма живописными подробностями. Ми