Назад к книге

Отблески Версаля

Наталия Николаевна Сотникова

Фаворитки и фавориты

Фридрих-Август II Сильный, курфюрст княжества Саксония и король Польши, мечтал войти в историю как великий полководец и мудрый правитель, но прославился в основном своими бурными любовными похождениями.

Как графине Анне-Констанции фон Козель удалось продержаться подле Августа Сильного дольше всех своих соперниц? Почему за девять лет страстной любви она расплатилась полувековым заключением в зловещей крепости Штолпен? Каким образом графиня Вильгельмина фон Гревениц, любовница герцога Эберхарда-Людвига, сумела поставить на грань разорения богатое герцогство Вюртемберг? Какая неудержимая страсть владела маркграфом Дурлах-Баденским сильнее: к юным актрисам или… к цветам? Сколько жен было у короля Пруссии Фридриха-Вильгельма II? Кем стала для него прекрасная Вильгельмина Энке, дочь простого музыканта?

Как исчезают во тьме веков факты и возникают легенды? – Рассказывает в своей новой книге известная писательница Наталия Сотникова.

Наталия Николаевна Сотникова

Отблески Версаля

* * *

Давая возможность авторам высказаться, Издательство может не разделять мнение авторов.

© Сотникова Н. Н., 2020

© ООО «Издательство Родина», 2020

Вместо предисловия

Сегодня нам трудно представить себе, что до 1871 года такого крупного государства как Германия не существовало. Еще труднее не поразиться, взглянув на карту ее территории в ХVIII веке, состоящую из мелких разноцветных клочков. Просто не веришь своим глазам – ведь о ту пору число суверенных немецких государственных образований самого различного рода превышало три с половиной сотни! Формально эти самостоятельные владения являлись составными частями Священной Римской империи германской нации, архаического, унаследованного от средних веков громоздкого образования во главе с выборным императором. Казалось бы, он должен был сосредоточить в своих руках огромную власть, но в действительности не располагал ни армией, ни органами управления, ни финансовыми средствами, дабы полноправно осуществлять свои полномочия. Традиционно императорами избирались представители австрийской династии Габсбургов, но их деятельность ограничивалась лишь пожалованием титулов и кое-каких привилегий. Германские суверенные правители – князья, герцоги, маркграфы, епископы, – имели все права на независимую внешнюю и тем более внутреннюю политику. Обладая неограниченной властью в границах своих владений, они сплошь и рядом превращались в натуральных деспотов, безжалостно тиранивших своих подданных и думавших только об утверждении своего могущества.

Угодливость и раболепие придворных, пресмыкавшихся перед своими повелителями, сплошь и рядом лишь способствовали развитию у них настоящей мании величия. Учитывая миниатюрность этих по большей части карликовых государств и ограниченность финансовых средств монархов, их потуги были направлены исключительно на то, чтобы пускать пыль в глаза своим соседям. Как писал прусский король Фридрих II Великий, «даже среди младших членов владетельных домов не было никого, кто не воображал бы себя похожим на Людовика ХIV; каждый строил свой Версаль, имел своих метресс и держал свои армии». Естественно, в условиях абсолютной монархии в германских землях пышным цветом распустился фаворитизм, любимцы и любимчики сплошь и рядом приобретали неограниченную власть. Посмотрим же, во что вылилось подражание королю-солнцу в княжестве Саксония, герцогстве Вюртемберг, маркграфстве Баден-Дурлах и королевстве Пруссия.

Колесо фортуны графини фон Козель

Прекрасная Саксония и ее князья

В первые два десятилетия ХVIII значительная часть Западной Европы покрылась полями сражений. В некоторых ее местностях все еще не вполне затянулись кровоточащие раны, нанесенные Тридцатилетней войной, которые регулярно давали знать о себе сильнейшими проблемами в области экономики и демографии, но, невзирая на эти печальные последствия, то тут, то там загромыхали битвы Войны за испанское наследство (1701–1714) и Большой северной войны (1700–1701). При этом Война за испанское наследство может, на мой взгляд, в определенном роде рассматриваться как н