Назад к книге

Человек, потерявший лицо. Человек, нашедший свое лицо

Александр Романович Беляев

Эксклюзив: Русская классика

«Человек, потерявший лицо»

Мы способны выделить из толпы знакомого, лишь скользнув по нему взглядом, – наш мозг мгновенно обрабатывает массу информации. Но стоит человеку изменить прическу или сделать пластическую операцию, и мы уже не узнаем его. То есть, изменив лицо, он становится незнакомцем и при желании может начать новую жизнь, жизнь с нуля.

А что делать, если, изменив тело и лицо, ты все же хочешь жить прежней, «своей» жизнью?

Влюбившись, гениальный комик-коротышка Тонио Престо отказывается от гротескной внешности, приносившей ему известность публики и миллионы. После череды операций он – другой человек. Вот только оказывается, что таким он никому не нужен. Теперь Тонио вынужден строить свои отношения с миром с чистого листа…

Через 10 лет после публикации «Человека, потерявшего лицо» Беляев вернулся к своему герою и доработал роман, изменив судьбу Тонио Престо до неузнаваемости в книге «Человек, нашедший свое лицо». Сопоставление сюжетных линий двух романов доставит читателю истинное наслаждение!

Александр Романович Беляев

Человек, потерявший лицо. Человек, нашедший свое лицо

Человек, потерявший лицо

Глава 1

В большом саду, посредине молодой эвкалиптовой рощи стояла китайская беседка. К этой беседке ровно в девять часов утра подошел молодой человек в белом фланелевом костюме и в панаме.

Наружность молодого человека невольно привлекала внимание. Очень короткие руки и ноги, непомерно большая голова, большие отвислые уши и нос. Нос поражал больше всего: у корня нос западал, а к концу расширялся и даже загибался немного вверх «туфлею». Все движения молодого человека были очень быстры, угловаты, неожиданны. Он никак не мог быть причислен к красавцам. И тем не менее ничего отталкивающего в его внешности не было. Даже наоборот: молодой человек вызывал симпатию необычайной комичностью жестов и мимики лица, а своим уродством мог возбудить только жалость.

Молодой человек в панаме и с носом «туфлею» вошел в китайскую беседку и оказался в кабине лифта. Лифт среди сада мог бы вызвать удивление у всякого непосвященного, но молодой человек, видимо, был хорошо знаком с этим странным сооружением. Кивнув головой в ответ на приветствие мальчика, обслуживающего лифт, человек в панаме бросил короткое приказание:

– На дно! – и сделал такой выразительный жест рукой, как будто он хотел проткнуть землю до самой преисподней. Мальчик не удержался и коротко засмеялся. Молодой человек в панаме грозно посмотрел на мальчика. Это было так смешно, что мальчик засмеялся еще громче.

– Простите, мистер, но я не могу, право же, не могу, – оправдывался мальчик.

Мистер тяжко вздохнул, подняв глаза вверх с выражением покорности судьбе, и сказал:

– Не оправдывайся, Джон. Ты виноват так же, как и я. Мне суждено возбуждать смех, а тебе – смеяться надо мною… Гофман приехал?

– Двадцать минут тому назад.

– Мисс Гедда Люкс?

– Нет еще.

– Ну разумеется, – сказал с неудовольствием человек в панаме. И нос его неожиданно зашевелился сверху вниз и обратно, как маленький хоботок.

Мальчик взвизгнул от смеха. В этот момент кабина лифта остановилась.

– Бедный Джон! Еще пять минут – и я был бы виновен в смерти невинного младенца. Но твои мучения окончились, – сказал молодой человек, быстро выскакивая из кабины.

Он прошел широкий коридор и оказался в большой круглой комнате, освещенной сильными фонарями. После горячего, несмотря на утренний час, солнца здесь было прохладно, и молодой человек вздохнул с облегчением. Он быстро пересек круглую комнату и открыл дверь в соседнее помещение. Как будто «машина времени» сразу перенесла молодого человека из двадцатого века в немецкое Средневековье.

Перед ним был огромный зал, потолок которого замыкался вверху узкими сводами. Узкие и высокие окна, узкие и высокие двери, узкие и высокие стулья. Через окно падал солнечный свет, оставляя на широких каменных плитах пола четкий рисунок готического оконного переплета.

Молодой человек вошел в полосу света и остановился. Среди этой высокой и узкой мебели ф