Назад к книге

Каюта смерти, теплоход любви

Маргарита Малинина

Юля и Катя: пора браться за расследование #8

Подруги Катя и Юля часто сталкиваются с необъяснимыми явлениями. Но еще чаще – с мошенничеством, завуалированным под мистику. Вот и на этот раз, отправившись в речной круиз, они узнают, что на теплоходе имеется проклятая каюта-люкс: каждый, кто когда-либо в нее вселялся, умирал, проведя там всего одну ночь. Организаторы круиза, будто бы ни о чем не подозревая, начинают разыгрывать лотерею на проживание в люксе среди пассажиров нижней палубы, где, на свою беду, и поселились девушки. Ко всему прочему, по лайнеру разгуливают люди с экстрасенсорными способностями: одни убивают взглядом, иные двигают предметы силой мысли, третьи видят будущее… Может быть, именно они связаны с таинственными происшествиями на судне? Подруги должны разгадать этот ребус до того, как лотерея смерти выдаст их имена…

Ранее роман издавался под названием «Лилии распускаются в полночь».

Маргарита Малинина

Каюта смерти, теплоход любви

Пролог

Двое пятидесятилетних мужчин встретились в рабочем кабинете одного из них. Интерьер был сдержанным, нарочито презентабельным, сугубо официальным, оттого не слишком комфортным, иными словами, к длительным задушевным беседам не располагал. Впрочем, для этих нужд его и не использовали. Визиты были частые, но недолгие и все лишь по деловым вопросам. Вот и сейчас новый визитер стоял посреди не очень просторной комнаты и возмущенно тряс какой-то яркой глянцевой бумажкой. Был в ней и текст, были и таблицы, и даже имелись картинки.

– Я только что получил новый прайс, – говорил он, – и в нем ошибка.

– Да? – делано удивился хозяин кабинета. Возникало ощущение, словно он знает, о чем идет речь, но не спешит переходить к этой теме. – И что же с ним не так, с этим прайсом?

– В него ошибочно включили каюту-люкс. Видимо, брали за образец прошлый прайс и забыли удалить.

– Почему же ошибочно? Никто ничего удалять не собирался. – Голос мужчины был спокойным, тихим, но твердым. Он неспешно произносил слова, точно они требовали многих физических затрат, а ему было лень.

Оппонент, напротив, заговорил быстро и крайне взволнованно:

– Ну как же это, Ефим Алексеич? После того, что было… Мы же обсуждали это в конце прошлого рейса! Вы согласились не продавать больше билеты в этот злополучный люкс!

– Вадим Михайлович, вы представляете себе, что убрать этот люкс с продажи означает объявить себя банкротами? Эта каюта приносит половину дохода за весь круиз! На нее записываются за полгода вперед. Причем такие люди, которые составляют элиту нашей страны и ради которых билеты покупают многие другие. Просто чтобы посмотреть на этих людей и пообщаться с ними. Заключить партнерские отношения или взять автограф. Как мы можем отказаться от этого, подумайте здраво.

– Но ведь все пассажиры, когда-либо вселявшиеся туда, умирали! Неужели вы забыли это?

– Нет, не забыл. И что?

– Как это – и что?! Это опасно! Я, как капитан судна, несу ответственность за жизнь и здоровье пассажиров! При таком раскладе я отказываюсь управлять теплоходом. Ищите другого капитана.

– И найду! – неожиданно резко повысил голос тот, что звался Ефимом Алексеевичем. Однако продолжил уже тише: – Я смогу найти другого капитана. Может, без такого большого стажа работы и не такого опытного, но тем не менее, управлять посудиной он сумеет. А вот вас, уважаемый, больше не возьмут ни на один теплоход. С моими связями я легко этого добьюсь, вы меня знаете. И куда вы пойдете?

– Да куда угодно! – выкрикнул капитан, но в следующую секунду, задумавшись, опечалился и притих.

– Вот именно, – удовлетворенно кивнул первый. – Для работы слесарем, финансистом, юристом и всеми прочими у вас нет необходимого образования. Да и потом, даже переучившись, никуда пойти работать будет нельзя – всем нужен опыт в данной конкретной области. А у вас семья, ее кормить надо. А как же плавание по волнам? Вода – это же ваша вторая семья, вы сами так говорили. Вы сможете прожить без этого? Подумайте хорошенько, прежде чем совершать скоропалительные действия. Я, конечно, понимаю, вы сейчас расстроены, вы на нер