Назад к книге

Дети грозы. Книга 2. Ее высочество Аномалия

Мика Ртуть

Дети грозы #2

Хотите вырастить Темную Владычицу? Рецепт прост. Берете одну юную принцессу, одного черного колдуна и одного светлого магистра, добавляете в пропорции страсти, лжи и предательства, приправляете свежими проклятиями и древними тайнами – и… смотрите, как все планы катятся шису под хвост. Ведь вы забыли внести в расчеты главную переменную – любовь.

Мика Ртуть

Дети грозы. Книга 2

Ее высочество Аномалия

Пролог

1 день каштанового цвета, Валанта, Риль Суардис

Люкрес шер Брайнон, кронпринц империи

– Это не принцесса, это чудовище какое-то!

Сорвав с шеи белоснежный платок, словно тот душил его, Люка? бросил его на пол, наступил лаковой туфлей и с наслаждением по нему потоптался.

– Вашему высочеству не обязательно на ней жениться, – раздался за его спиной нежный голос.

– Не смешно! – поморщился Люкрес и, забыв о несчастном платке, направился к окну, на ходу расстегивая шитый золотом белый френч.

Вид на королевский парк был единственным, что ему нравилось в этой богами забытой провинции. Конечно, если не считать рудников, виноградников, мануфактур и удобного торгового пути.

– Никогда бы не посмела смеяться над вами, мой светлый принц. Вы же знаете, как сильно я люблю вас.

– Я не могу жениться на тебе, Саламандра, сколько раз можно повторять! Мне не простят брака с простолюдинкой, будь ты хоть воплощением самой Светлой! Проклятье. Я не за тем ехал в глухомань, чтобы сбежать, едва увидев неземную красоту своей невесты. Она похожа на топор! А манеры?! Ее вообще учили манерам или воспитывали вместе со свиньями? Да шис с ними, с манерами, ее магия темная, как… как…

– Как задница демона? – мурлыкнули совсем близко и положили руки ему на плечи, начали бережно массировать и разминать.

– Ненавижу, когда ты выражаешься.

– Зато любите кое-что другое, не так ли, мой светлый принц?

– Я женюсь на ней, даже если придется на свадьбе завернуть ее в мешок! – Люка сбросил френч на руки Саламандре и дернул ворот сорочки так, что пуговицы посыпались. – Если я откажусь от нее, надо мной будут смеяться все газеты империи! Только представь заголовки!.. Шис! Ты же не хочешь сказать, что мой ублюдочный братец был прав!

При мысли об ублюдке, которому боги не пожалели магического дара и которого заигравшийся в свои «великие цели» отец требовал любить и называть братом, кулаки сжались сами собой. Этот мерзавец мало того что смел походить лицом на него, законного наследника, но и мнил себя равным! Давал советы! Подумать только, шисово отродье советует кронпринцу не жениться на самой одаренной из всех выставленных на брачный рынок принцесс! Потрясающая наглость.

Ничего. Когда Люка получит корону империи, он покажет братцу его настоящее место.

– Ни в коем случае, – мурлыкнули за спиной, продолжая массировать усталые плечи. – Ублюдок всегда вас недооценивал, мой светлый принц. Он ни за что не поверит, что вы способны взнуздать эту дикую кобылу.

– Дикая кобыла? Ха-ха! Да она – гуль в юбке! Ты видела это… это…

Люка зажмурился, пытаясь прогнать стоящую перед глазами страшную картину. И ведь ему придется снова улыбаться уродине, заверять ее в нежных чувствах и обещать луну с неба и пяток детишек. Отвратительно.

– Конечно же видела. Огромный магический потенциал и огромная польза для вас, сир. Главное – правильно ею распорядиться.

– Именно поэтому я на ней и женюсь. А ты, моя прелесть, молись, чтобы твой подарок сработал как надо. Иначе первой жертвой гуля в юбке станешь ты.

Люка кинул взгляд на стоящую на столе шкатулку из драгоценного белого дуба, с инкрустацией самоцветами и рогом единорога. Саламандра не зря гордилась своей работой. Артефакт выглядел как обычный брачный браслет, разумеется, по-императорски роскошный. Но по сути был ловцом душ, и, надев его, строптивая невеста вмиг станет покорной и ласковой, как и подобает настоящей женщине. А главное, ее магия полноводной рекой потечет к тому, кто сумеет правильно ею распорядиться. К Люка.

– А что скажет мой светлый принц, если я найду способ подарить вам ее приданое без женитьбы? – шепнули за спиной, запуская шаловлив