Назад к книге

Хранитель для попаданки, или Любовь меж двух миров

Александр Верт

Алика: "Я просто хотела стать матерью. Была готова на все, потому отказалась от прежней жизни, шагнула в новый мир и попала туда, где дети не рождаются". Лекс: "У хранителей попаданок есть три самых главных запрета. Первый ? никогда не интересуйся жизнью подопечной в прошлом. Второй ? никогда не испытывай к попаданке чувств. И третий – не становись частью ее приключения. Я нарушил их все, когда на мой стол легло новое дело с именем той, которую любил. Я должен был спасти ее от злой судьбы, чего бы мне это ни стоило". Исходники для обложки с сайта depositphotos.

Пролог. Материнство, как мечта

Алика

Долгие месяцы обследований подготовили меня к этому моменту. Я слушала врача с каменным лицом, уточняла можно ли еще хоть что-нибудь сделать. И если не в этой клинике, то быть может…

Ответ был категоричен и однозначен. У меня никогда не будет детей и даже суррогатное материнство мне не поможет. Согласно простой логике, невозможно оплодотворение яйцеклетки, которой нет.

Я принимаю это легко, пожимаю врачу руку, благодарю почти так же,  как делаю это с прокурором после окончания судебного заседания. Затем забираю бумаги, выхожу из кабинета и понимаю, что осознать это «никогда» слишком сложно. Знаю, это надо принять. Нет тут правых и виноватых. Я просто никогда не стану матерью.

Приходится остановиться, потому что начинает жечь глаза. Наверно с новой тушью что-то не так.

? Видела эту адвокатшу? – доносятся до меня голоса с ресепшена.

? Ту в черном костюме на миллион?

? Да, это та самая Алика Маен. Мужик в юбке. Раздражают такие, как она. Сначала строят из себя каменных особ, потом бегают. Хотела быть мужиком, вот и получила…

Я только улыбаюсь и делаю шаг, чтобы оборвать «умные» суждения медсестры. Она смотрит на меня с ужасом, а меня это веселит. Если бы эти люди хоть что-то знали обо мне, они наверно молчали бы или сменили тон, но я не желаю никому ничего объяснять, особенно перепуганным девочкам в коротко обрезанных халатах. Такие, как они, сначала соблазняют своих коллег, потом женят, а потом судятся. При этом они бегут ко мне, но я предпочту защищать интересы их мужей, чем их собственные. Так вернее.

Здесь мне делать больше нечего, потому я ухожу, забывая все ненужные слова чужих неразвитых умов, только «никогда» шагает за мной.

Стоит выйти на улицу, как шум города мгновенно окружает меня, буквально подхватывает и манит в свои объятия. Он всегда был моим другом в этой суете. В шуме моторов, в гуле голосов намного проще потеряться, разогнаться и перестать думать. Мне даже стало жаль, что я не отпустила водителя. За рулем мне быстро стало бы легче.

Глаза все еще жжет. Это точно тушь, не иначе. Велю водителю вести меня домой и достаю зеркало, чтобы убедиться, что тушь совсем ни при чем. Осторожно вытираю набежавшие на ресницы слезы и вспоминаю о делах.

«Никогда» подождет.

Сама удивляюсь, но все еще могу требовать, не повышая голоса. Если я могу работать сегодня они ? тоже обязаны. На улице не выходной, заседание судов никто не отменял, а неорганизованность некоторых особ меня раздражает.

? Если пакет документов завтра утром не будет лежать у меня на столе ? ты уволен, ? сообщаю я одному из сотрудников своей компании и отключаю телефон, не желая слушать его нытье.

Возможно, в словах той девчонки с ногами напоказ было что-то от истины. Я всегда хотела быть сильнее любых трудностей, сомнений, страхов. Возможно, одно с другим связано, в конце концов, за все есть своя расплата. В судьбу я не верю, а в силе человеческого мозга не сомневаюсь. Он сделал меня сильнее, лишив той самой слабости, что делает женщину счастливой.

Отпуская водителя, я посмотрела на высотку, в которой жила. Это центр столицы. Моя квартира на сорок девятом этаже, почти под самой крышей. Оконные панели простираются от потолка до пола, открывая мне вид на развитую технологическую жизнь. Прямо с дивана собственной гостиной я могу наблюдать красивейшие закаты, подчеркивающие бег электрических поездов по воздушным путям над домами города. Они бесшумно пролетали, как воздушные змеи, че