Назад к книге

Наследница крови. Пророчество

Ирина Гусева

Проснулась в чужом мире? Здорово! Можно подружиться с эльфом, устроить вечеринку с оборотнями и вампирами, начать изучать магию. Если бы не нужно было бояться за свою жизнь, не тревожили странные сны и понимание, что при переходе умудрилась что-то или кого-то забыть. А всему виной древняя война, загадочная клятва и кровь рода, к которому, как оказалось, я принадлежу. Кто друг, а кто враг? Как не попасть в список погибших от «несчастного случая», и раскрыть все тайны? Остаётся верить в дружбу и любовь. Сражаться за свою жизнь… и не только свою. Серия "Наследница крови". 2 часть.

ГЛАВА 1. А зачем человеку каникулы?

Лучи рассвета тушили магические огни в парке. Розовые ленты от восходящего солнца переплетались с зеленью листвы, образуя замысловатый узор. Праздник Средины Зимы, по земному – Новый год, а тут зелень и тёплый рассвет, так красиво и так… неправильно, что ли. Пусть за пределами купола и идёт снег, горожане кутаются в тёплые куртки и плащи, а тут, в школе, лето.

После боя часов и шикарного фейерверка, поздравлений друг друга под звон бокалов (да-да, ну всё так знакомо… до боли) и множества танцев зал незаметно стал пустеть. Пары предпочитали уединиться, некоторые компании переходили в школьный двор.

Под утро и мы выбрались на улицу. Светящиеся шары висели над дорожками, купол темнел подобно ночному небу, тут и там слышались смех и разговоры.

– Ну что, теперь увидимся через пару седмиц? У кого какие планы на каникулы?

– Выпустить на волю зверя и не возвращаться из леса до конца каникул!

Зен мечтательно уставился на луну. Осталось только добавить зловещий вой для комплекта. Да, телевидение – зло! До сих пор в голове путаница от въевшихся стереотипов.

– Да, наверное, это заветная мечта каждого оборотня в этих стенах, – поддержал его Себастиан.

Угу, бедолаги, даже мне их жалко – носиться по школе в зверином обличии не разрешали, сдерживать зверя сложно, особенно совсем молодым, когда кровь бурлит и хочется воли.

– Я ужасно соскучилась по домашним – родителям и брату, – Роксана грустно улыбнулась, а в глазах искрилось нетерпение. Домой, к родным.

Все скучают по своим домашним, как бы ни назывался тот мир, в котором они живут.

– Ты тоже соскучилась? – глядя мне в глаза, спросила Рокси.

Боль царапнула сердце.

– Да, безумно.

– Не грусти так, скоро увидитесь! – обняла меня Лил.

Ох, Лил, как бы мне этого хотелось.

Грусть во взгляде Вала? Интересно. А он-то с чего попечалиться решил?

– Эй, хватит кукситься! С родными увидимся вот-вот, а мы встретимся после каникул. Так что нам ещё целое утро веселиться! – Зен в своём репертуаре! – Эм-м-м-м, я вас догоню, попозже… наверное.

Волчонок затоптался на месте, бросая взгляды на соседнюю аллею. Ага, наш хвостатый обормот, кажется, нашёл более интересную компанию. Хм, вкус у мальчика есть, «интересная компания» обладала тёмными длинными волосами, уложенными в изысканную причёску, отличной невысокой фигуркой. Парни, хохотнув, похлопали одобряюще по плечу довольного волчонка. Сами, переглянувшись, махнули нам на прощание, разобнимавшись и расцеловавшись «на всякий случай, вдруг не увидимся до отъезда» – исчезли. Ну, дело молодое, свободное. Оглянувшись, я не увидела Рину с Рентаром и Лилиенну с Себастианом – видимо, застряли в попадающихся по дороге беседках. Так, по ходу, мы потеряли большинство из компании. Дан и Риан по-прежнему держались поблизости. Правда, если первый был напряжён и кидал настороженные взгляды на Волинтара, то молодой демон показывал пример буддийского спокойствия. Интересно, сколько девичьих сердец сегодня пострадало от невнимания этих красавцев? У меня от них страдала нервная система – чувство «под конвоем» не покидало меня почти целый вечер. Эй, а куда это Риан Дана потащил? Глянул так многозначительно на вампира и дёрнул за рукав. Редиски! Предатели, бросили меня одну с этим демоном. Ну, я вам это припомню. А Дан-то! Хорош… У-у-у-у, отомщу. Пару минут мы с Волинтаром шли молча.

– Ну что, получилось у меня воспользоваться шансом и изменить первое впечатление о себе? – усмехнулся демон.

– Я не дума