Назад к книге

В объятиях врага

Екатерина Владимировна Флат

Моя жизнь изменилась за один день. Я должна была выйти замуж за любимого, но теперь он мертв, а я оказалась во власти того, кто, возможно, виновен в его смерти. Древние тайны оживают, вокруг плетутся интриги, и рядом со мной тот, кого я ненавижу всей душой. И если сначала ему нужна была моя магия, то теперь, похоже, нужна я сама… Но я не сдамся! Нет чувства сильнее ненависти. И надеюсь, я в этом не ошибаюсь…

Екатерина Флат

В объятиях врага

Глава 1

Этот день должен был стать самым счастливым в моей жизни. День, который все изменит! И я даже не подозревала насколько…

Свадьба с любимым – что может быть лучше? Единственно немного печалило, что сразу после церемонии я покину родовой замок навсегда. Мне жаль было расставаться с самим этим местом, но уж точно не с его обитателями. Но все же я надеялась, что хотя бы в мой последний день здесь все будет иначе… Ага, как же.

– Ой, ну надо же, – презрительно фыркнула моя младшая сестра, когда я спустилась к завтраку в обеденный зал, – кто почтил нас своим присутствием!

– Малета, дорогая, зачем ты так? – С совершенно невозмутимым видом ее мать Тавия расправила серую салфетку. – Все-таки Вилена сегодня покинет нас, и, как все мы очень надеемся, навсегда. Так что будем милы и вежливы, пусть и неискренне.

Но я проигнорировала эту парочку, села возле отца.

– Доброе утро, папа, – улыбнулась ему.

– А? – Он чуть рассеянно посмотрел на меня, словно только сейчас заметил. – Вилена? Доброе утро. Ты еще здесь?

Мысленно посчитав до десяти, чтобы унять всколыхнувшееся раздражение, я ответила:

– Церемония назначена на полдень.

– А-а-а… Ну и хорошо. – Папа снова погрузился в размышления, его интерес ко мне явно на этом иссяк.

В зал вошла пожилая служанка с подносом. Небрежно поставила на стол несколько тарелок и чайник и так же молча удалилась. Завтрак традиционно был весьма скудным: неаппетитного вида подгоревшие оладьи, засахаренный джем, наверняка еще из старых запасов, да и чай издавал навязчивый запах прелой листвы. Серебряной посуды давно уже у нас не водилось, хотя ведь была когда-то, сверкающая, с фамильными гербами. Вся роскошь родового замка осталась в прошлом, во временах моего детства. Когда еще жива была мама, когда мир казался мне прекрасным и полным чудес…

– Вилена, а разве ты не должна уже сейчас готовиться к свадьбе? – Моей сестре, видимо, невыносимо было вообще видеть меня поблизости. – Или погоди… – Малета демонстративно задумалась. – Ты же замуж наверняка прямо в таком виде собралась. Ой, нужно обязательно сходить на церемонию, я хочу посмотреть, как покатится со смеху первосвященник при виде такой невесты! Вилена, а ты не боишься, что от тебя даже твой распрекрасный жених сбежит?

Она хотела добавить что-то еще столь же любезное, но я ее перебила:

– Малета, у тебя в волосах что-то застряло. О, надо же, это крысиный хвост!

Моя сестра с визгом вскочила из-за стола и принялась истошно трясти головой, отчего вся ее изысканная прическа растрепалась.

– Мерзкая грубиянка, – прошипела мне Тавия и кинулась к дочери, пытаясь ее успокоить.

– Вилена, как тебе не стыдно, – с укором произнес мой отец. – Ты же знаешь, как бедняжка Малета боится крыс.

– Странно, что боится, – я пожала плечами, – они же явно родственники.

Сестра моих слов не расслышала, продолжала с визгом трясти волосами, зато ее мать прямо побагровела.

– Убирайся отсюда, маленькая дрянь! Сейчас же! – рявкнула мне она.

Все-таки наивно мне было надеяться, что хотя бы сегодня все сложится иначе в моем так называемом семействе.

– Извините, если задену за живое, – спокойно парировала я, – но, если вдруг забыли, вы здесь не хозяйка, чтобы меня выставлять.

– Гирд! – рыкнула Тавия на моего отца.

– Вилена, выйди, – чуть съежившись от одного взгляда своей супруги, сказал мне он. – Сегодня ты уж точно перегнула палку.

Ну да. Я перегнула палку. А то, что его женушка с дочуркой каждодневно меня оскорбляют, это ничего, это норма. На волне уже давно засевшей обиды снова всколыхнулась магия, но я уняла этот порыв. Молча окинула взглядом зал. Обшарпанные стены, потемнев