Назад к книге

Боевая практика книгоходцев

Милена Валерьевна Завойчинская

Высшая школа библиотекарей. Магическая Академия Милены Завойчинской #2

Маг, который не в себе, подозрительно милые русалки, драки с упырями на ночном кладбище, призрак с дарами, от которых невозможно отказаться, кровавый ритуал и артефакт Исконной Тьмы… Да, не так представляла себе Кира летнюю практику по окончании первого курса Высшей Школы Библиотекарей. А как красиво всё рисовалось… Месяц на море с напарником и другом Карелом в качестве собу… соратника и участника веселых проделок, ненавязчивый наставник, зачет, а потом каникулы!

Но со своей способностью наживать неприятности на все части тела Кира и на практике оказалась на высоте. А забегая вперед, можно раскрыть секрет: каникулы тоже не оправдали ее надежд отдохнуть и расслабиться, там получилось такое! Но об этом чуть позже.

А пока практиканты особого назначения делают первый шаг в новую реальность, навстречу невероятным приключениям.

Милена Завойчинская

Высшая Школа Библиотекарей. Боевая практика книгоходцев

Глава 1

О знакомстве с руководителем практики, его дворецким и слугами

Приморский город Леригра?сс, в который нас с Карелом направили на практику, мне понравился с первого взгляда. Возможно, сыграло свою роль то, что наступило лето, впереди маячили перспективы отдохнуть от бесконечной зубрежки, а с ними и надежда на то, что удастся покупаться в невероятно полезной соленой воде и позагорать. Ой, да что я распинаюсь! Все знают, что чувствуют люди (и нелюди), приехавшие к солнечным берегам в теплое время года.

Библиотека, возле которой нас выбросил портал, располагалась на холме. А город плавно спускался вниз. Где-то там кружили чайки, разливалась глубокая синь, уходящая за горизонт и сливающаяся с небом, торчали мачты кораблей в порту. Сам Лериграсс… Не знаю, город как город. Курортный, в моем понимании. Невысокие дома с яркими ставнями и дверями, стены, наоборот, – поблекшие от соленого морского воздуха или вообще серые и неокрашенные. Много цветов в горшках, украшающих окна. Булыжная мостовая под ногами. Я порадовалась, что купила сандалии на плоской подошве, без каблука.

Было раннее утро, население городка еще не проснулось, и навстречу попадались только вставшие первыми «жаворонки» и те, кому по долгу службы полагается подниматься на рассвете. На нас поглядывали с интересом, но довольно спокойным. Никто не приставал с расспросами, не пытался зазвать куда-то или продать что-либо. Один раз мы наткнулись на местных грабителей. Трое молодых парней принялись нас окружать, хищно поглядывая на наши дорожные сумки. Но стоило Карелу начать вынимать из ножен меч, а мне зажечь в руке огненный шарик, как нам сразу же пожелали счастливого пути.

– Чего это они так отреагировали? – с подозрением спросила я, глядя в спины удаляющимся мужчинам.

– Да ррыгр их разберет, – равнодушно отозвался напарник. – Может, магов уважают.

– Скорее опасаются. Интересно, много тут наших коллег?

– Скоро узнаем, – с непробиваемым спокойствием ответил друг. – Давай поторопимся. Надо познакомиться с тем, кто будет командовать практикой, и поспать немного. А то в Межреальности-то ночь вот-вот начнется, а тут – утро.

– Да-а, – тут же протяжно зевнула я. – Трудно нам придется в первые дни. Такая смена часовых поясов тяжела для организма.

– Смена чего? – не понял Карел.

– Разница во времени, – махнула я рукой.

Мои друзья плохо понимали земные термины и понятия. У меня они первое время прорывались постоянно, а я даже не замечала этого. Ну, нельзя же было сразу перестроиться и перестать использовать с детства знакомые слова и характеристики. К концу учебного года я, конечно, пообтесалась и стала говорить проще и понятнее для всех. Но все равно порой непроизвольно слетало с языка.

Сверяясь с картой, мы подходили все ближе и ближе к набережной. Жилище господина Ма?рвела Гри?нга находилось где-то там. Не в порту, а левее от него, почти на окраине города. С одной стороны – это плохо, с другой – море рядом.

Наконец мы дошли. Трехэтажный дом из белого камня под ярко-синей крышей и с такими же синими дверями и ставнями стоял ос