Назад к книге

Библейская ювелирика. Часть 1. Хошен

Герман Ломов

Драгоценные камни в Библии. Всего два объекта ювелирики являют Заветы. Но каких! Первый – наперсник иудейского первосвященника, он же хошен, очерченный в Книге Исход.Какие драгоценные камни украшали его? Насколько аутентична их современная идентификация? Имеется ли энергетическая взаимосвязь между ними? Или его творец руководствовался исключительно модными ювелирными трендами своего времени?В поисках ответов на возникающие вопросы проведена настоящая работа.Венчает исследование авторская версия о видах и магическом воздействии украсивших хошен камней.

Лой Быканах,

Лой Быканах,

Вы-шли-хлаи

Вы-шли-хлаи

Вы-шли-хлаи

Лой Быканах.

Цивилизация бездушна. Закручиваясь в спираль в какой-то неведомой точке прошлого, она безжалостно, как чёрная дыра, высасывает из «этого лучшего из миров» множество нужных нам вещей, нисколько не интересуясь нашим согласием на такое изъятие. Так от нас «ушли» Византийская империя и фонды Александрийской библиотеки. Второй том «Мёртвых душ» Гоголя и Золото Колчака. Объективные изображения и лики Христа, Мухаммеда, Будды и исчезнувшие (вымершие) виды флоры и фауны. Иерусалимские Храмы и вторая редакция «Мастера и Маргариты»… Не избегли этой участи и ряд объектов ювелирики.

Ювелирика – размытый термин. В различных контекстах она и творческий процесс мастера ювелирных дел, и его творческое наследие – все предметы искусства, изготовленные его руками в ходе нелёгкого ремесла, и, наконец, какое-либо единичное украшение. Однако причислено к ювелирике может быть только украшение, удовлетворяющее трём условиям: во-первых, в украшении должен быть использован хотя бы один драгоценный материал, во-вторых, украшение должно иметь художественную ценность, в-третьих, оно должно быть уникальным, единственным в своём роде, не может тиражироваться изготовившим его мастером.

И среди таких шедевров нам, возможно, никогда не увидеть воочию ни Золотых коней хана Батыя, ни Сабли Тамерлана, ни перстня Пушкина, ни Янтарной комнаты…

Священные тексты Ветхого и Нового Заветов количеством описаний каких-либо объектов ювелирики, прямо скажем, не блещут – в библейских книгах можно насчитать всего два эпизода, но каких!

Исход являет нам некую нагрудную пластину иудейского Первосвященника, в которую были оправлены двенадцать драгоценных и полудрагоценных минералов. Располагались они в четыре ряда по три камня в каждом; на оборотной стороне каждого камня было вырезано по родовому имени одного из колен народа Израиля, коих по числу сыновей Иакова двенадцать. Поговаривают, что буквы этих имён формировали полный алфавит древнего иврита и что во взаимодействии с некими «уримом» и «туммимом» буквы начинали самопроизвольно мерцать, из-за чего перед взором Первосвященника прояснялись «буквы и цифры, иногда складывающиеся в отдельные предложения»!..

Игнорировать сие, принимая за древнюю эпическую небылицу, не позволяет свидетельство авторитетного Флавия, утверждающего, что камни «перестали излучать это сияние за двести лет до того, как я это пишу, поскольку Бог был разгневан нарушением заповедей». Неплохим «девайсом» для оккультных предсказаний обладали древние жители Земли обетованной, надо признать… Но с разрушением римлянами в 70-м году в ходе Первой Иудейской войны Второго Иерусалимского Храма следы этого уникального артефакта безвозвратно теряются…

Второй эпизод, связанный с «ювелирной» тематикой обнаруживается в завершающем Новый Завет Апокалипсисе Иоанна Богослова, где «любимый ученик» Иисуса описывает стены сходящего с Небес на землю нового Небесного Иерусалима. Каждая из его стен имеет «двенадцать оснований» из драгоценных и полудрагоценных камней, являющихся своеобразным фундаментом Города. По аналогии с наперсником Первосвященника каждый камень соотносится с конкретным апостолом, вследствие чего на каждом камне имеется соответствующее апостольское имя. И если наперсник безвозвратно «ушёл» в прошлое, то Новый Иерусалим для большинства из нас безнадёжно «застрял» в будущем – нам Его вряд ли посчастливиться увидеть. И не только потому, что не дожить… А потому, что, во-пер