Назад к книге

Шолох. Тень разрастается

Антонина Крейн

Эх, вот так всегда! Отправишься в путешествие – пусть и вынужденное, в компании злостного авантюриста, – а дома сразу прах-знает-что начинается… Впрочем, чего еще ждать от Шолоха – лесной столицы, построенной на некрополе старых богов? Ведь даже хорошо спрятанные тайны однажды выходят наружу. И, как показывает практика, всегда в мою смену! Я Тинави, кстати. Приятно познакомиться. Надеюсь, мы с вами и сами выживем, и мир спасем. Вторая книга фэнтези-серии "Шолох".

Часть первая. Возвращение домой

Глава 1. Пленница побережья

Вернусь домой, приду в себя, 

И там, у жаркого огня, 

Я расскажу тебе о том,

Как всю дорогу видел дом –

И только дом во снах своих…

Путевая песня срединников

Я обмакнула руки в жидкую вулканическую грязь. Потом провела пальцами по лицу: от носа к вискам. Заглянула в мутную лужицу, блестящую между черных камней.

Отражение мне понравилось. В меру безумное, в меру воинственное – то, что надо для пленницы побережья.

– Их-ха! – для острастки завопила я и галопом бросилась вперед – туда, где ровными рядами темнели корабельные сосны. Прочь, прочь от штормового моря!

Бежала я, впрочем, недолго. Уже скоро в воздухе разнесся низкий, вибрирующий «оммм» – будто кто-то невидимый ударил в гонг – и меня, как тряпичную куклу, отшвырнуло обратно на прибрежную полосу.

Пару мгновений я лежала на песке, очухиваясь.

Потом со вздохом приняла сидячее положение и обратилась к молодому рыбаку, свидетелю моего позора:

– Видишь? Не пускает.

– Вижу, – он ошарашенно кивнул. Совсем молоденький парень, бледный, какой-то серокожий – как и все из народа шэрхен.

Рыбак еще раз подозрительно оглядел меня и уточнил:

– Ты правда уже неделю на пляже?

– Ага, – я вздохнула и угрюмо пошевелил пальцами на перепачканных ступнях. Эту грязь не сымитируешь! Дырки на плаще-летяге, слегка потухший взгляд и мочалка на голове – привет соленой морской воде – тоже были симптоматичны.

Рыбак неуверенно переминался с ноги на ногу. Синий чубчик челки покачивался у него надо лбом.

– Я даже и не знал, что у нас есть такая система охраны… – наконец, пробормотал он.

– Теперь знаешь, – я нетерпеливо тряхнула головой. – Ну что, поможешь мне? Ты понял, что надо сделать?

– Да, – юноша кивнул.

Потом он вытащил из-за ворота тельняшки монету на кожаном шнурке, прижал ее к губам и, закрыв глаза, начал заунывно нашептывать заклинание приветствия. Периодически рыбак спотыкался на полуслове, тотчас вспыхивал стыдливо-красным румянцем и… начинал всё заново.

О-о-о… Ну, это надолго.

Чтобы скрасить ожидание, я стала пускать по воде камешки. Глупая затея в шторм: серые и гладкие в свете слеповатого островного солнца, они не могли противиться волнам и сразу же проваливались на глубину.

Чую, за эти дни я нехило так повысила уровень морского дна своими подачками. Надеюсь, это не приведет к глобальному затоплению всей Шэрхенмисты. Мне бы не хотелось, чтобы к пестрому перечню моих достижений добавилось что-то вроде «зачинщица потопа». И так разномастных эпитетов хватает!

Посудите сами: государственная изменница, беглая Ловчая, доверенное лицо бога, путешественница по Междумирью, гроза падших хранителей, жуткая барахольщица и самая мечтательная из всех дурынд на свете…

Да-да, это все я – Тинави из Дома Страждущих.

Запутались? А я с этим живу. Причем последнюю неделю – живу в гордом одиночестве, в полной изоляции, попав в береговую ловушку народа шэрхен.

Помню, в годы учебы магистр Орлин целый семестр читал нам с Кадией и Дахху – моими лучшими друзьями – лекции про Шэрхенмисту.

Наставник воодушевленно рассказывал про эту загадочную страну молчаливых, бледнокожих шэрхен, которые испокон веку придерживаются политики невмешательства и набиты секретами, как манускрипт Вонойчи. Но это был первый курс нашего обучения… А значит, мы были ленивыми и жизнерадостными олухами, склонными скорее считать ворон за окном, нежели слушать старого мастера.

Поэтому, когда меня случайно выбросило сюда после одной невероятной стычки с иномирным чудовищем, я далеко не сразу вспомнила, что у шэрхен есть охранная береговая система, напра