Назад к книге

Любовь – не сладкая сгущёнка

Яна Долидзе

Я люблю его. А он любит всех. Иногда подряд. Иногда вне очереди. Иногда без разбора. Ни одной юбки не пропускает. Вот же повезло втюриться в кота мартовского. Да и как в него не влюбиться, если он такой…такой…такой…Бабник!

Пролог

– Это что? – спрашиваю, кивая в сторону разноцветной обертки с бантиком и непонятным рисунком.

– Съедобное белье.

– Серьезно?

– Ага.

Она смущается, слегка краснеет и порывается спрятать вещицу в недрах прикроватной тумбочки.

– Давай его сюда, – конфискую коробочку, открываю и поддеваю пальцем белоснежное кружевное бикини. – Мы эти трусы с чаем слопаем. Жалко только размерчик подкачал.

– Чего?! – она моментально вспыхивает как спичка и отвешивает мне подзатыльник.

– Мелкая ты, – почесывая зазря обиженное место, с улыбкой поясняю я. – Не наемся. Придется эти трусы тобой закусывать.

– Идиот.

Она звонко смеется и пытается удрать с кровати, но я проворнее. Хватаю ее за ногу, притягивая обратно, и подгребаю под себя. Зацеловываю хохочущее личико, плавно спускаясь по шее к нервно вздымающейся груди. Она обхватывает меня стройными ногами.

Моя девочка нежится в моих руках.

Она

Это началось два с небольшим года назад.

В этот день, я как всегда каталась в парке на роликах, пробуя повторить один из простеньких элементов фигурного катания, как внезапно в меня со всей дури врезался какой-то медведь. Зажим слетел с волос при падении, и стена непослушных прядей почти закрыла обзор на сидящего рядом идиота, скейтборд которого валялся неподалеку вверх колесами.

Из меня весь дух выбило при падении, а нога почти сразу же превратилась в один сплошной комок боли.

– А-а-ай! Придурок! – взвыла я сидя на асфальте и потирая нижнюю конечность, в то время как виновник ДТП преспокойненько себе поднялся. В поле моего зрения попали снежно-белые кроссовки известного бренда и модные в этом году джинсы светло-синего цвета.

– Давай помогу, – услышала приятный низкий голос и машинально подняла голову.

Высокий, широкоплечий…

" Красивый!" – восхищенно запищал внутренний голос.

" Слепой говнюк", – припечатал мозг, собирая остатки воли в кулак, когда я уже готова позорно разреветься.

Парень, насмешливо улыбаясь, протянул мне руку. Гордо стукнула по ней, и попыталась самостоятельно подняться. Не вышло. Как только попробовала опереться на ногу, боль моментально прострелила так, что слезы сразу же выступили, закрывая собой обзор и идиота, не умеющего смотреть по сторонам.

– Давай всё-таки помогу, – в его голосе послышались нотки беспокойства.

– Сама встану, – злобно прошипела я, правда сил, чтобы предпринять новую попытку подняться, у меня не было, потому продолжила сидеть.

Надо мной хмыкнули, но вместо того, чтобы свалить, начали переминаться с ноги на ногу, нервируя меня этим еще больше.

Нога не утихала. Распухла. И казалось, что это только начало. А дальше меня ждёт обморок, если кто-то не смилостивится, и не даст мне обезболивающее.

– Свали уже отсюда, – прошептала я, уже не пытаясь удерживать слезы.

Но мои слова произвели обратный эффект – парень присел на корточки и осторожно приподнял пострадавшую конечность. Даже такое прикосновение вызвало звезды перед глазами, и слезы потекли с удвоенной силой.

– Твою м.... черт! – выругался он, и в следующую секунду меня как перышко подхватили на руки, – Ну что, в ЗАГС? – улыбнулся придурок голливудской улыбкой, и я не устояла от встречного вопроса.

– Ты дурак?

Хотя нет, это был не вопрос – скорее констатация факта.

– Детка, там как минимум трещина, а как максимум… Ну, не будем о плохом. При любом раскладе, мне месяц тебя на руках носить. После такого, – проговорил он с придыханием, выделяя последнее слово, – я просто обязан на тебе жениться.

– Точно пришибленный!

– Есть немного. Ты извини, но я сегодня без колес, так что будем надеяться на чужие.

Парень тем временем подбежал к остановке, и стал ловить такси. Я с грустью смотрела на мимо проезжающие машины и стискивает зубы от волнами накатывающей боли.

– А ты знаешь что есть открытые и закрытые переломы?, – вдруг спросил он, переключая мое внимание на себя, – И у т