Назад к книге

Философские новеллы: о жизни, о любви, о вечном

Сергей Алексеев

В чем главная проблема  человека? Вне всяких сомнений – это проблема встречи своей мечты, т.е. того, кто был для тебя рожден. В нашем мире эта проблема неразрешима, поэтому в подавляющем большинстве люди здесь рождены не в любви (в увлечении, влюбленности, принимаемой за любовь, но не в любви). Именно поэтому автор размышляет о Мире Блистательном – т.е. зеркальном отражении нашего мира, где царит добро, справедливость, любовь. Человек рожденный в любви и живущий в ней, никогда не будет творить Зло, он становится абсолютно ДРУГИМ: благородным, добрым, без зависти и гордыни, и просто не способным на какое-либо зло. Поэтому философские новеллы Сергея Алексеева – это, прежде всего, размышления о любви и ее значении. Ведь, по мнению автора, любовь является ключом к победе добра над злом.

Сергей Алексеев

ФИЛОСОФСКИЕ НОВЕЛЛЫ: О ЖИЗНИ, О ЛЮБВИ, О ВЕЧНОМ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Данные философские новеллы, с перерывами, написаны мною в течении 13 лет.

Многие из них опубликованы в различных журналах- «Бийский Вестник», «Алтай», «Юность» № 12,2010 год.

Новеллы- «Детство», «Мама», «Отчим», «Баба Нина», «Дядя Коля», «Судьба», «О старых русских: живых и мертвых», «Ресторан», «История одной любви»– по жанру, можно отнести к художественным, Здесь описаны реальные события, реальные герои.

Новеллы «О Человеке, о людях»; «Еще раз о случае, о судьбе и ее предопределенности»;

«А мы, как и прежде помним и любим тебя»; «Два города»; «Они вернутся»– вероятно являются публицистикой.

Новелла «Феномен любви»– философское исследование данного явления с конкретными примерами.

Новеллы «Человек один»; «Человек не властен над собой»; «Человек без души»; «Человек движущийся»; «Мир, который нам чужой»; «Мир такой и люди» и другие можно отнести к разряду философских рассуждений, выводов от прожитой жизни.

О моих новеллах правильно написала член Союза писателей России Козлова Л.М:

«Проза Сергея Алексеева не вписывается в рамки традиций, его тексты написаны в изобретенном автором жанре, называемом им самим – мои новеллы».

В настоящее время я их называю философские новеллы, впрочем как и мои философские стихи, у которых не всегда есть рифма, но ведь рифма всегда и везде была только у великих поэтов.

Мои философские стихи – это продолжение моей философской прозы.

Все мои тексты – для мыслящих личностей, широкую публику они не заинтересуют.

Мои новеллы-это новый взгляд на привычные нам вещи, события, на повседневную жизнь.

О себе. Родился и вырос в г. Бийске, Алтайский край, служил два года в армии, проходил обучение в АГУ, лауреат, призер всесоюзного конкурса студенческих работ, тема реферата – Проблема свободы воли. Работаю адвокатом с 1984 года.

БЛИСТАЮЩИЙ МИР

Есть мир, где все рождены в любви, потому там все по-другому, там все настоящие…

Я каждый день живу с ощущением того, что выхожу утром не из своей квартиры, иду не по тем улицам, захожу не в те здания, живу не в своем городе…

Общаюсь не с тем, с кем хотелось бы… и занимаюсь не тем…

Иногда я вижу себя в том моем городе, в кругу своих друзей я весел и жизнерадостен, кругом улыбки и смех, кругом блики солнца и радости.

Я вижу просторные и чистые улицы, вдалеке какая-то легкая, светлая дымка и очертания гор.

Я иду по этим улицам совсем один, и кругом немного людей, они редко встречаются мне.

Здесь нет суеты и толкотни и здесь никто никуда не торопится, но они никогда не опаздывают, потому как спешить им некуда.

Ощущение инопланетности во всем, впрочем, это и есть другая планета.

Эти люди, они не совсем такие, как мы, у них нет пороков: гордыни, зависти, лицемерия и прочих.

Они одержимы добром, и причем все, в той или иной мере, как здесь мы, одержимы пороками.

Они рождаются таковыми, и их не надо этому воспитывать.

Когда они соприкасаются между собой, они помогают друг другу, а не вредят, как это часто у нас бывает…

Там нет боли и несчастных случаев, как нет и болезней, и люди там умирают своей естественной смертью.

Не болеют там, потому как они избавлены от душевных пороков, ведь все болезни наши от грехов наших.

И умир