Назад к книге

На изломе алого

Янина Логвин

Логвин: лучшие книги

Александра. Алька. Алый… Игнат всегда знал, какой цвет у его любви. Неважно, сколько тебе лет, когда приходит настоящее чувство, – сердце отказывается молчать. Оно верит, что любые стены преодолимы.

У Сашки Шевцовой есть мечта – обрести крылья и стать свободной. Ее мир похож на клетку, из которой не выбраться, и пусть прутья невидимы, они держат крепче стальных. Когда в ее жизни появляется Игнат, Сашка точно знает, что этому парню со светлой улыбкой и гитарой в руках не место рядом с ней.

Придется Игнату доказать, что их чувства способны изменить мир.

Янина Логвин

На изломе алого

Серия «Логвин: лучшие книги»

© Логвин Янина, текст

© ООО «Издательство АСТ»

* * *

Твой герой

Сделай потише звук плеера, выключи в комнате свет,

Не говори со стенами,

Поговори со мной,

В эти мгновения Вечность диктует любви сюжет,

Ты не одна в этой Вечности…

Я с тобой.

Не засыпай неукрытая, не на моих руках,

В сумраке бродят монстры,

Я слышу их жуткий вой.

Сказку расскажет нам ветер в солнечных облаках,

Я обещаю быть рядом,

Только усни со мной.

Мраком покрыт и холодом твой мир из стальных зеркал,

Тени скользят, как скальпели…

Я выйду с ними на бой.

Только скажи, что любишь, я тебя всю жизнь ждал.

Дай мне поверить, что я —

Твой герой.

Припев:

Я стану, кем ты захочешь – рыцарем островов,

Вершителем тысячи судеб, покорителем берегов.

Стану тем, с кем проснешься, однажды шагнешь к мечте.

Только скажи что любишь, что веришь мне.

    Suspense (с)

За стеной послышалась мужская брань, раздался женский вскрик, и сразу же за ним последовал глухой звук удара. Сашка подняла голову от письменного стола, за которым делала уроки, отложила ручку в сторону и обернулась. Вскрик повторился. И, кажется, упали и разбились настенные часы.

– Ты меня знаешь, Витка… Убью!

– Дима, не надо!

Они всегда кричали и сбегали от него – многочисленные подруги отца. Проклинали и снова покупались на крепкую фигуру и интересную внешность. А значит, и эта сбежит. Ненадолго задержалась, даже месяца не прошло.

Сашка встала из-за стола и подошла к окну. Протянув худенькую руку, отдернула в сторону старую занавеску. Чтобы не слышать крики из отцовской спальни, прикрыла уши ладонями и прижала лоб к холодному стеклу…

Надо же, зима нынче, а снега нет. Все моросит-моросит, словно на календаре не декабрь месяц, а конец октября. Вот и сейчас в свете уличных фонарей мелкая морось сыпала на землю почти отвесно, заставляя прохожих поеживаться, подняв воротники, и прятаться под капюшонами. Зима… Сашка выдохнула на стекло и на запотевшем пятнышке пальцем нарисовала снежинку. Вздохнула и приготовилась ждать. Фонарь напротив окна хорошо освещал подъезд, и девочке хотелось увидеть, как она уйдет – та, чей всхлип доносился сейчас уже из прихожей. Уйдет из их жизни, чтобы всего через месяц снова стать свободной. Сашка от всей своей юной души ей завидовала.

К первой снежинке добавилась вторая, а затем пятнышко увеличилось, и на стекле появилась третья – красивая, с кружевной бахромой. Сашка умела рисовать и почему-то этой осенью все ждала и ждала первый снег, как будто с ним в ее жизни обязательно должно было случиться что-то особенное. Настоящее.

К стеклу неожиданно прилипла белая крупинка – крохотная снежинка. Она упала на капли мороси и тут же истаяла. Сашка удивленно моргнула и распахнула глаза. Приложила ладони к стеклу, вглядываясь в вечерние сумерки. Неужели к утру быть снегу?

Во двор въехала легковая машина, а сразу же за ней показался большой и длинный фургон с надписью «Грузоперевозки». Он затарахтел, забухтел двигателем, пробираясь между домами, и вслед за машиной остановился напротив их подъезда. Из обоих автомобилей вышли люди, и минуту назад еще пустой двор неожиданно оживился.

Новые жильцы, мелькнула у девочки мысль. Наверняка в двенадцатую квартиру, что на третьем – этажом ниже. Сашка знала, что в квартире уже год, как никто не жил. Соседи говорили, будто новые хозяева приехали с севера. То ли преподаватели, то ли врачи. Интеллигенция, как выразилась баба Ли