Назад к книге

Орудия Смерти. Город небесного огня

Кассандра Клэр

Миры Кассандры КлэрСумеречные охотникиОрудия Смерти #6

Тьма возвращается в мир Сумеречных охотников. Их общество снова распадается, и тогда Клэри, Джейс, Саймон и их друзья должны снова собраться вместе для величайшей битвы с ужасным злым противником – родным братом Клэри.

Себастьян Моргенштерн заставляет нефилимов идти против собратьев. Используя Чашу Смерти, он разделяет семьи и возлюбленных и превращает Сумеречных охотников в порождения мрака, чтобы пополнить ряды своей мрачной армии.

Любовь будет принесена в жертву, и многие отдадут жизнь в страшном сражении за судьбу этого мира в захватывающем заключительном романе серии «Орудия смерти».

Кассандра Клэр

Орудия Смерти. Город небесного огня

Cassandra Clare

THE MORTAL INSTRUMENTS

City of City Heavenly Fire

© 2014 by Cassandra Clare, LLC

© И. Судакевич, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Элиасу и Джоуну

В Боге слава, ведь если человек мечтает, Искру огня небес в душе он обретает.

    Джон Драйден, «Авессалом и Ахитофел»

Пролог. Как снег на голову

Институт Лос-Анджелеса, декабрь 2007 г.

В день, когда погибли родители Эммы Карстэйрс, погода стояла отличная. С другой стороны, погода в Лос-Анджелесе почти всегда радует.

Ясным зимним утром они высадили Эмму возле Института за Прибрежным шоссе. На небе – ни облачка, сплошная безбрежная синь, протянувшаяся от утесов Пасифик-Палисадес до пляжей Пойнт-Дюма.

Ночью доставили сводку о демонической активности в районе береговых пещер Лео-Каррильо. Расследование поручили Карстэйрсам. Позже в памяти Эммы всплыло, как мама, поправляя выбитую ветром прядь, предложила отцу начертать Руну отваги, на что Джон Карстэйрс лишь рассмеялся и ответил, что не очень-то доверяет всем этим новомодным рунам. Дескать, спасибо, но ему вполне хватает и «Серой книги».

Впрочем, в тот момент Эмме было недосуг слушать споры про защитные руны и прочие обереги. Наскоро обняв родителей, она побежала вверх по ступенькам, не обращая внимания на бьющий по лопаткам рюкзачок.

Эмма до сих пор была в восторге, что удалось устроиться стажером в Институт. И дело не в том, что здесь жил Джулиан, ее лучший друг, – всякий раз, оказываясь внутри этих стен, она испытывала пьянящее чувство полета над океаном, который был рядом, только руку протяни. Институт представлял собой массивное сооружение из камня и дерева в конце усыпанной гравием дороги, вившейся между холмами. Все его окна выходили на океан и небо, отчего дух захватывало. Девочка мечтала как-нибудь разок забраться вместе с Джулианом на крышу – жаль только, что родители запрещали, а ей так хотелось проверить, можно ли оттуда разглядеть границу пустыни в южной стороне.

Входная дверь ее узнала и послушно поддалась при первом же прикосновении. Вестибюль и коридоры нижних этажей были многолюдны – Сумеречные охотники сновали по своим делам. Должно быть, какое-то совещание, решила Эмма. Из толпы ее глаза выхватили Эндрю Блэкторна, отца Джулиана и главу Института. Не желая терять время на приветствия, она шмыгнула в раздевалку на втором этаже, где сменила свои джинсы и футболку на униформу стажера: безразмерную рубашку, хлопчатобумажные штаны свободного покроя и – самая важная деталь экипировки – заплечный меч.

Кортана. Это слово означало «малый меч», хотя, с точки зрения Эммы, ничего малого в нем не было: лезвие длиной с ее собственное предплечье. Гравировка на искрящемся металле до сих пор вызывала у девочки непроизвольные мурашки: «Я – Кортана, той же стали и закалки, что Жуаёз и Дюрандаль».

Отец объяснил, что это значит, когда впервые вложил клинок в руки десятилетней дочери.

– Будешь с ним тренироваться с моего разрешения, пока не достигнешь восемнадцати. И уже тогда он станет твоим, – сказал он и, с улыбкой наблюдая, как Эмма водит пальцем по надписи, спросил: – Что, непонятно?

Она помотала головой. «Сталь» – это понятно, но вот «закалка»… При чем тут физзарядка и утренние обливания холодной водой, на которых всегда настаивал